Кристина. Страница 37
Написал Super Administrator   
     Надо мной был Эрни. Он был холоден и зол.      Потому  что я разглядывал его машину?  Почему  это  так  взбесило  его? Хороший вопрос. Но он и в самом деле выглядел взбешенным.      - Разглядываю  твою недоделанную тачку,  - сказал  я,  стараясь придать голосу беззаботный тон. - Где Ли?      - Пошла в дамскую комнату, - сказал он, не спуская глаз с моего лица. - Дэннис,  ты  самый лучший друг из всех, какие у  меня были. Ты  помог мне не попасть в  больницу, когда Реппертон угрожал мне ножом, и я это  знаю. Но не делай ничего за моей спиной, Дэннис. Никогда не делай.      - Эрни, я не понимаю, о  чем  ты говоришь, - сказал  я, но почувствовал себя  виноватым. Я был виноват в том, что рассматривал Ли и немного хотел ее - хотел девушку, которую он сам так  явно  хотел. Но.., что-нибудь делать за его спиной? Разве могло мне прийти в голову такое?      Полагаю, что он мог видеть все в таком свете. Я знал его иррациональный -  интерес или  одержимость..,  считайте, как вам нравится  - взгляд  на его машину; она была запертой комнатой в доме нашей дружбы, и я не мог попасть в нее без каких-либо сложностей  для себя. И  если он не уличил меня в попытке взломать дверь, то застал в момент, когда я подглядывал в замочную скважину.      - Думаю, ты прекрасно знаешь,  о чем я говорю,  -  произнес он, и  я, к своему немалому  отчаянию,  увидел, что  он был не  просто  взбешен,  он был разъярен. - Ты вместе с моими отцом и матерью шпионишь за мной "ради моей же пользы", так это называется? Ведь они  посылали тебя разнюхать  что-нибудь в гараже Дарнелла, да?      - Эрни, постой...      - Мальчик, ты  думаешь,  я ничего не  знаю? Я ничего не говорил потому, что  мы друзья. Но с  меня довольно,  Дэннис. Этому должен быть  предел, и я положу его. Почему бы тебе не оставить мою машину в  покое и  не трогать то, что тебе не принадлежит?      - Во-первых, - вырвалось у  меня, - я не шпионю вместе с твоим отцом  и матерью. Твой отец попросил  меня посмотреть,  что  ты делаешь с  машиной. Я согласился. Мне самому было интересно. Твой папа никогда не делал мне ничего плохого. Что же я должен был сказать?      - Ты должен был отказаться.      - Ты не понял. Он на твоей стороне. Твоя мать все еще надеется, что это дело ничем не закончится - так мне показалось, - но Майкл  желает, чтобы оно у тебя получилось. Он так сказал.      - Еще  бы, так он и должен  был подойти к тебе. - Он почти ухмылялся. - На самом деле он хочет только того, чтобы у меня было побольше  препятствий. Это все, чего они оба  желают мне. Они не желают,  чтобы я вырос, потому что не хотят видеть, как становятся старыми.      - Ну, ты загнул, парень. Что-то уж очень мудрено.      - Может быть, тебе так кажется. Может быть, у тебя с семьей все слишком нормально, и поэтому  у тебя размягчение мозгов,  Дэннис. Они предложили мне новый  автомобиль за окончание школы, ты этого  не знал? От меня требовалось отказаться  от  Кристины, получить только отличные  баллы  и согласиться  на учебу в университете.., где они могли бы управлять мной еще четыре года.      Я не знал, что сказать. Конечно, все было уж очень мудрено.      - Так что, не  суйся  куда не  надо, Дэннис. Это все,  что я  хочу тебе сказать. Нам обоим будет лучше.      - Как бы то ни было, я ничего не сказал ему, - медленно проговорил я. - Только  объяснил,  что  ты кое-где  что-то  сделал.  Мне показалось,  что он успокоился.      - Я думаю.      -  Мне  хотелось  посмотреть,   насколько  она  близка   к  официальной регистрации.  Она далека от  нее. Например, трубопровод никуда не годится. Я надеюсь, что ты ездишь с открытыми окнами.      - Не учи  меня, как мне ездить на ней! Я знаю о машинах больше, чем  ты когда-либо узнаешь!      Внезапно  мне  стало наплевать на  него  и  его  проблемы.  Все  это не нравилось мне  -  я не  хотел  ссориться  с  Эрни, особенно сейчас, когда Ли вот-вот  должна  была присоединиться к  нам,  - но я чувствовал,  как кто-то нажимал на красные кнопки моих мыслей.      - Наверно, это действительно так, - сказал я, следя за своим голосом. - Но я не уверен, что ты так же хорошо разбираешься в людях.  Уилл Дарнелл дал тебе  негодную  наклейку -  если  бы  тебя  остановили,  то  он  потерял  бы сертификат государственной инспекции. Он дал тебе табличку торгового агента. Почему он это сделал, Эрни?      В первый раз Эрни показался немного смущенным.      - Я скажу тебе. Он видит, что я делаю работу.      -  Не будь тупоголовым. Этот парень лишний раз  и пальцем не шевельнет, если не имеет какого-то своего расчета.      - Дэннис, ради Бога, ты можешь не лезть не в свое дело?      - Парень, -  сказал  я, придвигаясь к нему, -  мне до лампочки, есть  у тебя машина или нет. Я только не хочу, чтобы с ней были связаны какие-нибудь твои неприятности. Это я искренне говорю.      Он неуверенно посмотрел на меня.      -  Я  не понимаю, из-за чего мы орем друг на друга.  Из-за  того, что я заглянул под твою машину и  увидел, что  выхлопная труба болтается,  как  на соплях?      Правда, мои  действия на этом  не заканчивались.  И я  знал, что мы оба знали это.      На  поле   гулко   выстрелила   пушка:   там   происходило  награждение победителей. Начал моросить мелкий  дождик, и стало  холодать. Мы обернулись на звук выстрела и  увидели  Ли, приближавшуюся к нам. Я почувствовал, как у меня стало улучшаться настроение.      - Какой счет? - спросил Эрни.      - Двадцать семь - восемнадцать, - ответила она и весело добавила:      - Мы уничтожили их. Где вы оба были?      -  Подошли  к машине  поговорить,  -  сказал я.  Эрни  бросил  на  меня изумленный взгляд и вдруг расхохотался. Его хохот был так заразителен, что я тоже  не  мог  остаться  серьезным.  -  Поговорить  с   машиной?  -  шутливо переспросила  Ли  и засмеялась вместе  с нами  двоими.  У нас был звонкий  и радостный смех.           18/ НА ТРИБУНАХ            Минули  две  недели октября. Я не видел Кристины  с того дня,  когда мы победили команду из Хидден-Хиллз. Она явно  вернулась в  гараж Дарнелла  для продолжения работы над ней, - может быть, на таком условии Дарнелл дал  Эрни незаконную  наклейку  и табличку торгового  агента.  Я не видел  "фурию", но часто видел Эрни  и  Ли..,  и многое слышал о них.  Они были  горячей  темой школьных сплетен.  Девочки, взывая  к небу, хотели выяснить, что она нашла в нем;  мальчики,  как  всегда, более практичные  и прозаичные,  хотели только знать, сумел ли мой юный друг залезть к ней в трусики. Ни то, ни другое меня не  волновало,  но  время от времени мне было любопытно, что Регина и  Майкл думали о таком экстраординарном событии, как первая любовь их сына.      В один из октябрьских понедельников мы с Эрни уплетали ленч на трибунах возле футбольного поля, как планировали в день встречи с Реппертоном - его и вправду исключили из школы за то, что  он хотел пустить в дело  нож. Шатун и Дон оба получили трехдневные каникулы.  Сейчас они вели себя паиньками. Наша команда  успела  проиграть еще раз,  и тренер Пуффер погрузился  в  скорбное молчание.      Мы ели вареные яйца и сидели рядом, а я думал о  том, как отдалялся  от Эрни:  у  меня  были  футбол,  студенческие консультации, новая подружка,  с которой были  связаны  определенные  надежды. На большее я не  надеялся; она была слишком увлечена собой. И все же было забавно попробовать.      Что  бы ни  происходило, я упускал Эрни. Сначала была  Кристина, теперь были Ли и Кристина. Я надеялся, что именно в таком порядке.      - А где сегодня Ли? - как бы невзначай поинтересовался я.      - Болеет, - ответил он. - У нее месячные, а она их плохо переносит.      Я  мысленно  поднял  брови.  Если она  обсуждала  с  ним  свои  женские проблемы, то они действительно далеко зашли.      - Как тебе удалось упросить ее поехать на футбольный матч? - спросил я. - В тот день, когда мы играли с Хидден-Хиллз?      Он улыбнулся.