Кристина. Страница 38
Написал Super Administrator   
     -  Единственная  футбольная игра, на  которой  я присутствовал с начала этого года. Мы принесли тебе удачу, Дэннис.      - Просто позвонил и попросил приехать?      -  Почти  не  просил.  Это  было мое  первое свидание.  - Он застенчиво взглянул  на  меня. -  Не думаю, что  в  предыдущую ночь я спал  больше двух часов. Когда я позвонил и она согласилась, я до смерти испугался, что покажу себя  полным  кретином, или появится Бадди  Реппертон и захочет драться, или еще что-нибудь случится.      - Ты прекрасно держался.      - Да? - Он казался польщенным. - Ну, это хорошо. Но я испугался. До той поры мы  разговаривали в  холле, она  вступила  в  шахматный клуб,  хотя  не очень-то разбирается в шахматах.., но она делает некоторые успехи. Я учу ее.      "Не сомневаюсь,  сукин  ты сын", - подумал я. Мне  вспомнилось, как  он "отчитал" меня в тот самый день в Хидден-Хиллз.      - Немного погодя я начал думать, что она, возможно,  интересуется мной, - продолжил Эрни. - Наверно, до меня это дошло не так быстро, как если бы на моем месте был какой-нибудь другой парень - вроде тебя, Дэннис.      -  Еще  бы, я ведь  секс-машина, - сказал  я.  -  То, что Джеймс  Браун называл секс-машиной.      -  Нет,  ты не  секс-машина,  но  ты  знаешь  о  девочках,  -  серьезно проговорил  он.  - Ты  понимаешь  их.  А  я  всегда их боялся. Не  знал, что сказать. Думаю,  сейчас тоже не знаю. Просто Ли не похожа на остальных. - Он помолчал, а потом добавил:      -  Я боялся попросить ее...  Она красивая, очень красивая. Тебе так  не кажется, Дэннис?      - Кажется. Насколько я могу судить, она лучшая из всех в нашей школе.      Он удовлетворенно улыбнулся:      - Мне тоже так кажется.., но я думал, это потому, что я люблю ее.      Я взглянул на своего  друга, надеясь,  что он  не собирался взвалить на себя больше проблем, чем ему было по  плечу. Тогда я еще не знал,  что такое настоящие проблемы.      - Однажды  в химической лаборатории я услышал разговор Ленни Бэйронга и Нэда Строгмена:      Нэд  рассказывал  Ленни,  как   предложил  Ли  пойти  погулять   и  она отказалась, но  так нерешительно.., словно если бы  он попросил еще  раз, то могла  бы согласиться.  Я представил, как она с готовностью  берет Нэда  под руку,  и  чуть  не  сошел  с  ума от  ревности. Смешно, да? Смешно, что  она отказала ему, а я стал ревновать?      Я  улыбнулся  и  кивнул.  На  поле болельщики  нашей команды разучивали какой-то новый концертный номер.  Я не думал,  что  они могли помочь нам, но смотреть  на них было приятно. Их фигуры  отбрасывали четкие тени на зеленую траву.      -  Еще меня беспокоило то, что Нэд выглядел каким-то подавленным.., или пристыженным, не знаю. Он  попросил о свидании и получил  от  ворот поворот, вот и все. Поэтому я решил, что тоже могу попробовать, но когда позвонил, то у  меня рубашка  была мокрой от пота. Мне было  плохо, Дэннис.  Я все  время воображал  себе, как она рассмеется и скажет что-нибудь вроде: "Мне пойти  с тобой, маленький уродец? У тебя что, бред? Я еще не свихнулась".      - Да, - заметил я. - Странно, что она так не сказала.      Он ударил меня по животу.      - Дэннис!      - Что? - спросил я и добавил:      - Что было дальше?      Он пожал плечами:      -  Ничего  особенного. К телефону подошла ее мама, и я попросил позвать Ли.  Я  услышал,  как  она  положила   трубку  на  стол,  и  уже  готов  был разъединиться. - Эрни щелкнул пальцами. - Я уже почти повесил трубку. Я чуть не обделался от страха.      - Понимаю тебя, - сказал я.      Мне было знакомо такое чувство - оно не зависит от того, ходишь ли ты в майке капитана футбольной  команды или носишь очки с толстыми стеклами, - но я не думаю, что мог понять степень, с которой Эрни переживал его. То, что он сделал,  потребовало  поистине героической храбрости. На  такой  пустяк, как свидание, в  нашем  обществе  смотрят как  на нечто совсем неординарное  - я подозреваю, что в нашей школе были ребята, у  которых за все четыре  года ни разу не хватило  смелости  назначить какой-нибудь девочке свидание.  И  было очень много грустных девочек, которых ни разу не просили  о свидании. Я едва ли мог  вообразить, какой  ледяной  ужас должен был испытывать Эрни, ожидая, пока Ли шла к телефону;  он знал, что  будет звать  с собой не  просто любую девочку, но самую красивую девочку в школе.      -  Она ответила,  - продолжал Эрни.  - Она сказала "Алло?", а  я  сразу забыл все слова. Потом она сказала  "Алло, кто  это?"  -  я  поздоровался  и замолчал. Я вдруг  сообразил, что не имею понятия, куда бы мог предложить ей пойти  со мной. Первым, что  пришло мне на память,  был субботний футбольный матч. Я что-то промямлил про него, а она сразу согласилась, как будто ждала, что я попрошу ее, понимаешь?      - Вероятно, она и в самом деле ждала.      - Да? Может быть. - Эрни поражение уставился на меня.      Прозвучал звонок. До конца пятой перемены оставалось пять минут. Эрни и я поднялись. Болельщики потянулись к выходу с поля.      Мы спустились с  трибун, бросили пакеты из-под ленча  в мусорный ящик и пошли в сторону школы.      Эрни  все  еще  улыбался, вспоминая,  как в  первый раз  попросил  Ли о свидании.      - Позвать ее на игру было довольно рискованным предложением.      - Спасибо, - сказал я. - Вот и все,  что я получаю,  когда выкладываюсь во время игры.      - Ты знаешь, что я  имею в виду. После того  как она  согласилась, меня ужаснула одна маленькая мыслишка, и я позвонил тебе. Помнишь?      Внезапно я вспомнил. Он позвонил мне, спросил, на чьем поле будет игра, и  казался  абсолютно  огорошенным  тем,  что она должна  была  состояться в Хидден-Хиллз.      - Ситуация была и в самом деле не из лучших. Я добился свидания у самой красивой девочки в школе, я  без ума от нее,  и оказывается, что игра  будет выездной, а моя машина стоит в гараже Уилла.      - Ты мог поехать на автобусе.      -  Теперь-то я  это знаю, но тогда  так  не думал.  Обычно все  места в автобусе были заняты за неделю до игры. Я не знал, как много людей перестают ходить на матч, когда команда проигрывает.      - Не напоминай мне об этом, - сказал я.      - Поэтому я пошел к Дарнеллу. Я был уверен в Кристине, но у нее не было официального разрешения на езду по улицам. Я был в отчаянии.      "В отчаянии от чего?" - внезапно и холодно подумал я.      -  Он  выслушал меня.  Сказал, что понимает, как это для  меня важно, и если... -  Эрни  замялся;  казалось, он о чем-то размышлял. - Ну  вот и  вся история о первом свидании.      И если...      Но это было не мое дело.      "Будь его глазами", - сказал мой отец.      Но я отмел и его слова.      Мы проходили мимо места для курения, где сейчас  почти  никого не было, если не считать троих ребят и  двух девочек, торопливо тушивших сигареты. На асфальте валялось множество окурков.      - Где-нибудь видел Бадди Реппертона?      - Нет,  - ответил он. -  И  не хотел видеть. А ты? Я видел его однажды, стоявшего  возле  небольшой заправочной станции в  Монроэвилле. Эта  станция принадлежала отцу Дона Ванденберга. Бадди не видел  меня; я  просто проезжал мимо.      - Видел, но не говорил.      - Думаешь, он умеет говорить? - бросил Эрни  с презрением, которое было несвойственно ему. - Что за говнюк!      Я вздрогнул. Опять это слово. Я вспомнил кое-что о  нем и спросил Эрни, где он нашел такой термин.      Он задумчиво посмотрел на меня. Вдруг из здания донесся  второй звонок. Мы могли опоздать в класс, но в тот момент меня волновало совсем другое.      - Помнишь тот день, когда я купил машину? - ответил он. - Не тот, когда оставил залог, а тот, когда действительно купил ее?      - Конечно.