Кристина. Страница 49
Написал Super Administrator   
Она посмотрела через его плечо, и внезапно ей стало не по себе. На приборной доске.., вначале она не заметила этого, посреди всеобщего  разрушения она не заметила  того,  что  было  на  приборной   доске.  И  с  чувством  тошноты, подступившей  к  горлу, она попыталась  вообразить, кто  мог быть  настолько низок и настолько гадок, чтобы сделать такую вещь, чтобы так...      - Говнюки! -  заорал  Эрни  не  своим голосом.  Ли  отпрянула и,  чтобы удержаться на ногах, ухватилась за крыло машины, стоявшей рядом с Кристиной.      - Будьте вы  прокляты, говнюки! -  простонал Эрни. - Но я  доберусь  до вас, доберусь! Мать вашу, я доберусь до вас, чего бы мне это ни стоило!      Ли снова  отпрянула  и в этот  жуткий момент  пожалела, что  когда-либо встретилась с Эрни Каннингеймом.           27/ ЭРНИ И РЕГИНА            Дома  он  появился в половине  двенадцатого  ночи. Одежда, в которой он собирался  ехать  в Питсбург,  была  пропитана  грязью  и  потом.  Руки были выпачканы еще больше, а с левой стороны спины краснел зигзагообразный порез. Лицо казалось совершенно изможденным. Под глазами были темные круги.      Его мать сидела за столом, перед книгой с головоломками. Она и ждала, и боялась  его возвращения. Ли позвонила ей и рассказала  о случившемся. Голос этой  симпатичной (но казавшейся  Регине  не  совсем  подходящей  для  Эрни) девочки звучал так, как будто она плакала.      Повесив трубку,  встревоженная  Регина тотчас же  набрала номер  гаража Дарнелла. Ли сказала ей, что Эрни вызвал грузовик с платформой и поехал туда вместе  с  водителем.  Ее  он почти  насильно  усадил  в  такси. В  телефоне послышались два гудка, а затем грубый, скрипучий голос ответил:      "Слушаю. Гараж Дарнелла".      Она  поняла,  что  подзывать сейчас  Эрни было  бы ошибкой, и нажала на рычаг отбоя. Она решила подождать, пока он приедет домой, и тогда, глядя ему в глаза, сказать то, что она должна была сказать ему.      И вот она сказала:      - Эрни, я виновата.      Было  бы  лучше,  если  бы Майкл  мог быть  рядом.  Но он  находился  в Канзас-Сити на конференции  по  торговле и свободному предпринимательству  в средние  века. Он  должен  был  вернуться в воскресенье  утром,  но  она уже подумывала  о  том, что  его  присутствие дома  могло  понадобиться  гораздо раньше.  Она  признавала - не без некоторого раскаяния,  - что ситуация была достаточно серьезной.      - Виновата, - безжизненным эхом откликнулся Эрни.      - Я, то есть мы...      Она не  смогла продолжить. Было что-то  жуткое в его мертвенном голосе. Его глаза были  совершенно пусты. Она почувствовала, что у нее начало щипать в  носу  и к  горлу подступили слезы. Выросшая в строгой  католической семье простого рабочего, она  вместе со своими семью братьями и одной сестрой была вынуждена самостоятельно прокладывать дорогу  в  жизни и на этом пути сполна хлебнула  горьких  и  мучительных рыданий.  И если  собственная  семья порой считала  ее слишком  непреклонной,  то  лишь потому, что не понимала: пройдя через ад, легче пройти сквозь огонь и  воду. Она просто хотела видеть своего сына волевым и закаленным человеком.      - Знаешь  что? - спросил Эрни.  Она покачала головой, все  еще чувствуя привкус слез во рту.      - Если бы я не так устал, то рассмеялся бы. Ты могла быть там, вместе с теми  ребятами, которые сделали  это. Сейчас ты, наверное, даже  счастливее, чем они.      - Эрни, ты несправедлив ко мне!      - Нет,  справедлив! - внезапно заорал он на нее, и его глаза  вспыхнули гневом. Впервые в жизни она испугалась сына. - Ты захотела убрать ее отсюда! Он захотел поставить  ее в аэропорту! Кого  же мне винить, как не вас обоих? Ты думаешь, это случилось бы, если бы она стояла здесь? Да?      Он сжал кулаки и  шагнул  к ней. Она едва не отпрянула  и не  упала  со стула.      - Эрни, мы не можем даже поговорить об этом? - спросила  она. - Как два разумных человека?      - Один из  них наложил кучу дерьма на приборную доску, - холодно сказал он. - Как это, с точки зрения разумного человека?      Она была уверена, что владеет собой и сумеет сдержать слезы. Однако они неожиданно хлынули из  ее глаз. Она заплакала. Она горько заплакала от того, что увидел ее сын. И не только от этого.      Всю свою  материнскую  жизнь она  втайне чувствовала свое превосходство над женщинами,  которые окружали ее и у  которых  были сыновья  старше,  чем Эрни. Когда ему  был всего один годик, эти другие женщины скорбно покачивали головами  и говорили,  что ей  нужно  подождать  до  пяти  лет -  вот  тогда начинаются  неприятности,  вот  тогда  мальчики  начинают произносить  слово "дерьмо" в присутствии родителей и играть со  спичками, когда остаются одни. Однако и в пять лет Арнольд был таким же золотым ребенком, что и в один год. Тогда  эти другие женщины делали большие глаза и просили подождать до десяти лет, затем до пятнадцати - а Эрни все-таки не был похож ни  на кого из своих сверстников. Он не курил наркотиков, не пропадал по вечерам на рок-концертах и не тратил родительские деньги на своих сверстниц.      Однако  теперь  он стоял  перед  ней,  бледный, изможденный, по  локоть выпачканный  в грязи и охваченный той же испепеляющей ненавистью, какая  всю жизнь полыхала в его деде, и даже внешне  похожий на него. Все разлетелось к черту, на куски.      -  Эрни,  мы  завтра утром  поговорим, что нам делать,  -  сказала она, пытаясь взять себя в руки и не давать волю слезам. - Завтра утром поговорим.      -  Тебе  придется встать очень рано, -  произнес он,  потеряв интерес к разговору. - Я пойду прилягу часа на четыре, а потом опять поеду в гараж.      - Зачем?      Он хрипло рассмеялся:      - А ты как думаешь  зачем? Мне  предстоит много работы! Намного больше, чем ты можешь представить!      - Нет,  тебе  завтра нужно в  школу...  Я.., я запрещаю  тебе,  Эрни, я категорически...      Он  бросил на  нее взгляд, от  которого  она  вздрогнула. Все  это было похоже  на  жуткий   ночной  кошмар,   который  собирался   продолжаться   и продолжаться.      - Я пойду в школу, - проговорил он. - Я  возьму с собой чистую одежду и даже приму душ, чтобы от  меня не разило потом в классе. После школы я снова поеду к Дарнеллу.  Там  предстоит большая работа, но я смогу сделать ее... Я знаю,  что  смогу, правда, на это  уйдут все мои сбережения.  Плюс то, что я получу за труды у Дарнелла.      - Но домашние задания.., твоя учеба!      -  Ах, учеба, - он натянуто улыбнулся. - Она, конечно, пострадает. Увы, я  не  могу  тебя  порадовать.  Я  уже  не  могу  пообещать  тебе  примерной успеваемости. Придется довольствоваться средней.      - Нет! Тебе нужно думать о колледже! Он, заметно прихрамывая, подошел к столу и оперся на него обеими руками, а потом медленно наклонился к ней. Она подумала: Чужой.., мой сын  для  меня чужой.  Чем я это заслужила? Чем? Тем, что хотела ему добра? Может ли такое быть?      Пожалуйста, Боже,  сделай так.,  чтобы я очнулась  от  этого кошмарного сна, и пусть на моих щеках будут слезы, потому что он был так реален.      - С этих пор, - проговорил  он, глядя ей в глаза, - я забочусь только о Кристине, о Ли и о том, как не испортить отношений с Дарнеллом, чтобы  я мог привести машину в порядок. Мне начхать на колледж. А если до тебя это все не дойдет, то я брошу школу. Может быть, тогда ты заткнешься.      - Ты этого не сделаешь, - выдержав его взгляд, негромко  сказала она. - Ты сам это знаешь, Арнольд. Возможно, я заслужила твое.., твою жестокость.., но  я не  допущу, чтобы ты  разрушал собственную жизнь.  Так  что больше  не говори об уходе из школы.      - Но я в  самом деле ее  брошу, - ответил он. - Не  утешай себя, думая, что я этого  не сделаю. В феврале мне  будет восемнадцать,  и  я  смогу  сам распорядиться собой, если вы не перестанете мешать мне. Ты меня понимаешь?      - Иди спать, - проговорила она сквозь слезы. - Иди спать, ты разбиваешь мне сердце.