Темная половина. Страница 23
Написал Super Administrator   
Лиз  изумленно  помолчала  секунду,  а  затем  начала  хохотать.  Она смеялась не так уж и долго, но от всей души. В этом смехе не  было  ничего деланного  -  это  был  просто  смех  женщины,  изумленной  до   крайности услышанной забавной шуткой.

 

Алан смотрел на Тада с очевидным и большим удивлением.

- Тад, это просто ужасно, - сказала Лиз, наконец успокоившись.

- Может быть и так, - ответил он. - Если да, то прошу меня извинить.

- Это... здорово завязано, - заметил шериф.

Тад усмехнулся ему.

- Вы не поклонник творчества позднего Джорджа Старка, как я вижу.

- Честно говоря, нет. Но мой помощник, Норрис  Риджуик,  очень  любит его читать. Он  должен  будет  разъяснить  мне  всякие  там  сюжеты  этого романиста.

- Ну, Старк кормится вместе с другими пишущими в  жанре  мистического детективного романа. Ничего похожего на сценарии Агаты Кристи я здесь  вам не предложил,  но  это  вовсе  не  значит,  что  мой  вариант  в  принципе невозможно осуществить, ведь так? Продолжим, шериф, не приходила ли и  вам в голову та же идея? Если нет, я действительно обязан  принести  извинения своей жене.

Алан помолчал, неуверенно улыбнулся, и было видно, что он  напряженно думает. Наконец он ответил:

- Может быть, я обдумывал эти варианты. Не очень серьезно и не совсем так, как представляете это вы, но у вас нет повода извиняться перед  нашей доброй хозяйкой. С сегодняшнего утра  я  оказался  склонным  рассматривать даже еще более невероятные возможности.

- В данной ситуации.

- В данной ситуации, да, именно так.

Улыбаясь самому себе, Тад заметил:

- Я  родился  в  Бергенфилде,  штат  Нью-Джерси,  шериф.  У  Вас  нет оснований верить мне на слово, а потому нам будет  легче  всего  проверить сведения о моих близнецах, уже имея эту информацию.

Алан покачал головой и выпил еще пива.

- Это была слишком дикая идея, и я чувствовал, что этот  путь  поиска вовсе не столь уж абсолютно  новый.  Я  в  этом  удостоверился,  когда  вы оглушили нас своей вечеринкой. Между прочим, мы  уже  сверили  имена.  Все подтвердилось.

- Конечно, так и должно было быть, -  заявила  удовлетворенным  тоном Лиз.

- И поскольку у вас нет брата-двойника, это очень здорово сужает поле нашей фантазии.

- Предположим на секунду, - сказал Тад, - просто для большей ясности, что это действительно произошло именно таким путем, как я  обрисовал.  Это будет вершиной фантастических небылиц... из-за одного пункта.

- Что это за пункт? - спросил шериф.

- Отпечатки  пальцев.  Почему  же  я  иду  на  все  эти  сложности  с обеспечением алиби здесь с  этим  парнем,  выглядящим  точь-в-точь  как  я сам...   а  затем  всюду   оставляю  эти   чертовы  отпечатки   на  местах преступления?

Лиз сказала:

- Мне все же кажется, что вы будете проверять наши метрики, ведь так, шериф?

Пэнборн ответил весьма флегматично:

- Основой полицейской процедуры служит проверка всех и  всего.  Но  я уже знаю, что я найду, когда займусь  этим.  -  Он  поколебался,  а  затем продолжил: - Меня убедила не столько вечеринка. Вы вели себя как  человек, говорящий правду, мистер Бомонт. У меня  есть  в  этой  области  некоторый опыт, чтобы ощущать разницу. Когда я еще служил в  дорожной  полиции,  мне очень редко попадались талантливые лжецы. Они иногда встречаются еще в тех мистических романах, о которых вы говорили, но  в  жизни  они  чрезвычайно редки.

- И все же почему всюду эти отпечатки?  -  спросил  Тад.  -  Вот  что интересует меня. Может быть, это просто  любитель-непрофессионал  трудился над моими отпечатками? Я сомневаюсь в его квалификации.  Не  приходило  ли вам  в  голову,  что  именно  само  качество  отпечатков  нужно  проверить тщательнее всего? Он не говорил ни о каких  серых  участках.  Я  чуть-чуть тоже в этом разбираюсь, поскольку мне пришлось в это вникать  для  романов Старка, но не уверен, что там все столь просто и понятно, как  то,  что  я привираю о дактилоскопии, сидя за  машинкой.  Было  ли  у  них  достаточно участков для сопоставления при идентификации этих отпечатков?

- У нас их шесть, - ответил Пэнборн. - Шесть превосходных снимков для сопоставления и идентификации.

-  Но  разве  не  правда,  что  в  подавляющем  большинстве   случаев отпечатывается не вся поверхность пальца, а только ее половинка, или  даже четверть, или вообще ничтожная полоска,  всего  с  несколькими  линиями  и кольцами в них?

- Да. В реальной жизни преступника очень трудно засадить в тюрьму  на основе только идентификации отпечатков его пальцев.

- Но вы здесь упомянули зеркало заднего обзора, которое было снабжено просто  образцово  четким   оттиском   пальца,   словно   те   выполненные типографским способом оттиски  после  ретуши  и  всяких  доводок,  которые рассылаются по полицейским участкам для поимки  преступника.  И  еще  один оттиск, вдавленный пальцем в  жевательную  резинку.  Кто-то  действительно всячески хочет достать меня. Как будто он нарочно оставляет вам следы  для того, чтобы вы отыскали именно меня.

- Именно это постоянно и приходит нам в голову.  На  самом  деле,  мы столкнулись с еще более странными вещами. И  самый  сложный  аспект  всего этого преступления связан с убийством Клоусона. Там все  проделано  как  в классических боевиках ужасов: вырезан язык, половой член  во  рту  жертвы, море крови, море боли и все же никто в здании ничего не  слышал.  Но  если это работал профессионал,  почему  он  всюду  оставлял  отпечатки  пальцев Бомонта. Может ли что-нибудь, столь похожее на скелет, не  быть  скелетом? Не иначе, как кто-то орудует с заново выжженной  пятерней.  А  между  тем, старая максима по-прежнему учит Алана Пэнборна: если это ходит, как  утка, крякает, как утка, и плавает, как утка, то это, скорее всего, и есть утка.

- Можно ли имитировать отпечатки пальцев? - спросил Тад.

- Вы читаете в головах столь же  хорошо,  как  пишете  книги,  мистер Бомонт.

- Читаю мысли, пишу книги, но я не делаю вдов.

Рот Алана был полон пива, и смех был слишком неожиданным  испытанием, шериф чуть было не забрызгал пивом паркет. Он, тем не менее, удержался  от этого, хотя часть пива попала не в то горло, и Пэнборн начал кашлять.  Лиз встала и несколько раз похлопала шерифа  по  спине.  Это  было,  возможно, чуть-чуть странно, но не для нее: жизнь с  двумя  младенцами  приучила  ее смотреть на многие вещи проще, чем раньше.

По этой ли причине, но Алан стал смеяться еще громче.

Тад присоединился к нему. И продолжавшая постукивать по спине  шерифа Лиз также искренне рассмеялась.

- Я о'кей, - заявил наконец Алан, все еще откашливаясь и смеясь. -  В самом деле.

Лиз наградила его еще одним шлепком  напоследок.  В  это  время  пиво поднялось до самого горлышка почти  полной  и  открытой  уже  давно  банки шерифа, после чего с шипением,  как  у  гейзера,  вылилось  через  край  и расплескалось по брюкам Пэнборна.

- Вот так шерифское о'кей, - сказал Тад. - У нас есть пеленки.

Они все снова расхохотались, и за время между началом кашля  Пэнборна и окончанием его  смеха,  все  трое  стали,  по  крайней  мере,  временно, настоящими друзьями.

  - Насколько я знаю или сумел выяснить, отпечатки  пальцев  невозможно имитировать, - сказал Алан, возобновляя разговор,  прерванный  эпизодом  с пивом. Теперь они уже вступили во второй раунд, и  расплывшееся  пятно  на брюках начало подсыхать. Близнецы давно уснули в своем манеже, а Лиз  ушла в ванную. - Конечно, мы все еще проверяем и  перепроверяем,  поскольку  до сегодняшнего утра у нас не было оснований даже  предполагать,  что  кто-то будет делать такие трюки с отпечатками пальцев. Я знаю, что вообще это уже пытались проделывать; много  лет  тому  назад  один  похититель-вымогатель присвоил себе отпечатки пальцев своего бывшего  сокамерника,  тайком  убив его и сняв кожу с подушек его пальцев, которую он - я  думаю,  что  вы  об этом слышали - вставил в очень  тонкий  пластик.  Эти  тонкие  пластиковые пленки он  надел  на  подушки  своих  собственных  пальцев  и  стал  смело оставлять дактилоскопические автографы с тем, чтобы убедить  полицию,  что тот парень все еще жив и орудует на свободе.

- И это срабатывало?

-  Полицейские  получили  несколько   любопытных   дактилоскопических отпечатков, - сказал Алан. - Настоящего преступника.  Натуральные  жировые выделения  на  его  пальцах  слегка  пропитывали  камуфляжную  пленку,   а поскольку пластик был очень тонким  и  чувствительным  к  самым  небольшим шероховатостям, он и передал отпечатки собственных пальцев преступника.

- Может быть, другой материал...

- Конечно, возможно. Это происходило  в  середине  50-х  годов,  и  я понимаю, сколько сотен новых полимеров были изобретены с тех пор. Мы знаем на сегодня, что никто из экспертов и следователей ничего не слышал о таких попытках, и я думаю, что здесь пока нужно поставить точку.