Кладбище домашних животных. Страница 3
Написал Super Administrator   
- Все в порядке, - сказал Крандолл. - Я принесу ключи. Мистер и  миссис Кливленд (они  жили тут  до вас)  оставили нам  комплект ключей,  ох, может, четырнадцать или пятнадцать  лет назад. Они  долго тут жили.  Джоан Кливленд была лучшей подругой моей  жены. Она умерла года  два назад. Бил переехал  в дом престарелых в  Оррингтоне. Я верну  вам ключи. Во  всяком случае, теперь они ваши.

 

- Вы очень любезны, мистер Крандолл, - заметила Речел.

-  Вовсе  нет,  -  сказал  он.  -  Просто надеюсь, у нас в округе снова появится молодежь.  - Его  речь звучала  гораздо экзотичнее  для их  слуха - слуха  жителей  среднего   запада;  что-то  вроде   "млдеш".  -  Вы   только приглядывайте за дорогой,  миссис Крид. По  этой дороге ездит  много больших грузовиков.

Хлопнула дверь, водитель выпрыгнул из кабины и направился к ним.

В это время Элли, отошедшая чуть подальше, воскликнула:

- Папочка, что это?

Луис, направившийся навстречу шоферу,  оглянулся. На краю пустыря,  где кончалась лужайка и поднималась высокая летняя трава, начиналась  выкошенная тропинка  фута  четыре  шириной.  Она  вела  на холм, изгибаясь среди низких зарослей кустов и пары берез, а дальше исчезала из поля зрения.

- Выглядит как тропинка, - сказал Луис.

- О, кнешно, - улыбаясь  проговорил Крандолл. - Когда-нибудь я  тебе об этом  расскажу,  мисси.   Хочешь,  пойдем  и   приведем  в  порядок   твоего крошку-брата?

- Ага! - согласилась  Элли, а потом с  надеждой прибавила. - А  гашеная известь жжется?

   Глава 4

   Крандолл  принес  ключи,  но  Луис  уже  нашел  свой  комплект.   Ключи оказались в углу  отделения для перчаток;  маленькая коробочка забилась  под электропроводку. Выудив  ее, Луис  пустил грузчиков  в дом.  Крандолл вручил Луису еще один комплект ключей.  Ключи были на старом, тусклом  кольце. Луис поблагодарил  старика  и  рассеянно  опустил  ключи  в  карман,  глядя,  как грузчики  вносят  в  дом  коробки,  кухонную  утварь,  комоды и другие вещи, которые Криды  собрали за  десять лет  совместной жизни.  Сорванные со своих родных мест, они казались жалкими. "Точно дерьмо, рассыпанное по  коробкам", - подумал  Луис и  неожиданно почувствовал  печаль, уныние  - наверное,  это была тоска по родине.

-  Сорвались  с  насиженных  мест,  -  неожиданно  рядом с ним произнес Крандолл, Луис аж подпрыгнул.

- Вы говорите так, словно испытали нечто подобное, - проговорил он.

- Пожалуй, нет, - Крандолл зажег сигарету. Пшш! Отшвырнул спичку,  ярко вспыхнувшую в  ранних сумерках.  - Дом  на той  стороне дороги  построил мой отец. Он  привез сюда  свою жену,  и она  родила там  ребенка. Этот ребенок, родившийся в 1900 году, был я.

- Значит вам...

-  Восемьдесят  три,   -  проговорил  Крандолл,   и  Луис  вздохнул   с облегчением, когда старик  не прибавил "года,  юноша" - фраза,  которую Луис искренне ненавидел.

- Вы выглядите значительно моложе.

Крандолл пожал плечами.

- Я всегда жил здесь. Меня призвали, когда началась Первая Мировая,  но конечный пункт, которого  я достиг, направляясь  в Европу, оказался  городок Бауонн в  Нью-Джерси. Скверное  место. Даже  в 1917  году это  было скверное место. Я был  так рад вернуться  сюда, жениться на  моей Норме, работать  на железной дороге.  Мы прожили  здесь всю  жизнь. Но  я многое  повидал тут  в Ладлоу. Ей-богу!

Грузчики остановились  напротив входа  в сарай,  держа пружинный матрац от большой двуспальной кровати.

- Куда это, мистер Крид?

- Наверх.., одну минуточку, я покажу вам, - он направился к  грузчикам, потом на мгновение остановился, посмотрел назад на Кранзолла.

- Идите.  - улыбаясь,  сказал Крандолл.  - Я  прослежу за вашей семьей. Отведу их к  себе домой, чтоб  они не мешались  под ногами. Переезд  в новый дом тяжелое занятие,  и после него  неплохо примочить горло.  Я обычно около девяти  сажусь  на  веранде  и  выпиваю  парочку банок пива. В теплую погоду люблю смотреть,  как приходит  ночь. Иногда  Норма составляет  мне компанию. Если хотите, приходите.

-  Ладно,  может  быть,  приду,  -  сказал Луис. Он не собирался делать ничего  подобного.  Следующим  шагом  будет  неофициальное  (и   бесплатное) обследование  артрита   Нормы  на   веранде.  Луису   понравился   Крандолл, понравилась его  плутоватая улыбка,  бесцеремонные манеры  разговора, акцент янки, который  сметал части  слов, но  был мягким,  почти тягучим.  "Хороший человек. - подумал Луис. - Но  врачи быстро начинают зло смотреть на  людей. Неприятно,  но  рано  или  поздно  даже  самый лучший друг захочет, чтоб его осмотрели. А  у стариков  это сплошь  и рядом""  - Не  высматривайте меня, и если меня не будет, ложитесь спать.., у нас выдался адский день.

- Главное,  чтоб вы  поняли -  к нам  можно заходить  и без письменного приглашения. - сказал Крандолл, и что-то в его плутоватой усмешке  заставило Луиса подумать, что старик читает все его мысли.

Мгновение,  прежде  чем  присоединиться  к  грузчикам,  Луис смотрел на старика. Крандолл держался прямо и легко, словно ему было лет шестьдесят,  а не восемьдесят. Луис почувствовал первый, слабый порыв сыновней любви.

   Глава 5

   В девять часов грузчики ушли.  Элли и Гадж, оба совершенно  измученные, спали, каждый в своей комнате; Гадж  в детской кроватке, Элли на матрасе  на полу,  окруженная  горами  коробок  -  биллионы  карандашей,  большей частью поломанные  или  тупые;  плакаты  с  улицы  Тысячи  и  Одной  Ночи;  книги с картинками: одежда; одни небеса знают, что еще. И Черч, конечно, был с  ней, тоже спал  и хриплое  ворчание вырывалось  из его  пасти. Хриплое ворчание - так мурлыкает большой кот.

Речел  беспокойно  бродила  по   дому,  освободившись  от  Гаджа;   она смотрела,   где    какие   вещи    оставили   грузчики,    работавшие    под предводительством Луиса,  начинала приводить  вещи в  порядок, перекладывать их и перетасовывать. Луис  не потерял чек; он  до сих пор лежал  в нагрудном кармане, среди пяти  десятидолларовых купюр, которые  он отложил на  чаевые. Когда грузовик наконец опустел, Луис  передал чек и вручил наличные,  кивнув в  ответ  на  благодарности  грузчиков,  расписался  на  накладной и остался стоять на веранде, глядя, как большой грузовик задом выезжает с их  участка. Наверное, грузчики остановятся в  Бангоре и промочат горло,  выпив несколько банок пива.

Пара  банок  пива  и  ему  не  помешала  бы.  Он снова вспомнил о Джаде Крандолле.

Луис и Речел  присели у кухонного  стола, он увидел  синяки у жены  под глазами.

- Ты иди, укладывайся, - проговорил он.

- Рекомендация врача? - спросила она, чуть улыбнувшись.

- Конечно.

- Хорошо, - сказала  она, поднимаясь. - Меня  словно избили. Да и  Гадж может ночью проснуться. Ты идешь?

Луис заколебался.

- Пока не собираюсь. Этот старикан с противоположной стороны улицы...

- Дороги. В этой деревне можешь  называть ее дорогой. А если бы  ты был Джадеоном Крандоллом, думаю, ты назвал бы ее дрогой.

- Хорошо, на противоположной стороне дроги. Он приглашал меня на  пиво. Думаю, пойду, хлебну. Я устал, но слишком возбужден, чтобы уснуть.

Речел улыбнулась.

- Закончишь тем, что Норма Крандолл  расскажет тебе, что у нее болит  и на каком тюфяке она спит.

Луис засмеялся, думая,  как потешно.., потешно  и пугающе-то, что  жены со временем могут читать мысли своих мужей.

- Он был тут, когда мы нуждались  в нем, - проговорил Луис. - Думаю,  я тоже смогу сделать ему одолжение.

- Ты - мне, я - тебе?

Луис пожал  плечами. Он  не знал,  как сказать  жене, что  ему вот так, сразу, понравилось общество Крандолла.