Кладбище домашних животных. Страница 16
Написал Super Administrator   
Как доктор,  он знал многое, в том числе и то,  что Смерть столь же естественна, как  Рождение, а может, даже величественнее,  но раненая обезьяна,  в конце концов,  начинает выздоравливать, если не станет ковыряться в своей ране.

 

Итак, вместо ответа, он лишь поцеловал Речел и вывел машину на улицу.

Хорошее начало, хороший день.  Мэйн давал представление позднего  лета: небо синее  и безоблачное,  температура около  25 градусов.  Доехав до конца дорожки, Луис остановил  машину, чтобы без  аварии влиться в  поток уличного движения.   Он стал  размышлять о  том, что  до сих  пор не  видел ни  следа листопада, который должен красиво выглядеть в этих местах. Нужно подождать.

Он  повернул  "Хонду  Цивик"  -  свою  вторую  машину - к университету. Сегодня  утром  Речел  должна  позвонить  ветеринару  и  договориться, когда отдать Черча на кастрацию. Надо  положить конец всем этим страданиям  вокруг хладбища  домашних  любимцев  (просто  удивительно,  как  эти грамматические ошибки  западают  в  голову  и  начинают  казаться  вовсе  не  ошибками,   а единственно правильным  написанием) и  страх уйдет  вместе с  ними. Не  было нужды думать о смерти в такое прекрасное утро.

Луис повернул  выключатель приемника  и стал  крутить ручку  настройки, пока не обнаружил  Раморн урезающих "Рокэвэй  Бич". Он сделал  звук громче и запел.., не очень чисто, но со страстным наслаждением.

   Глава 12

   Первой вещью, известившей, что он уже на территории университета,  было неожиданно   нахлынувшее,   особое   движение   -   зыбь.  Легковые  машины, велосипеды,  даже  два  десятка  джоггингов  [Люди,  занимающиеся спортивным бегом  (амер.)].  Луис  быстро  остановился,  избегая  столкновения  с двумя опоздавшими,  бегущими  в  направлении  Данн  Хилла.  Луис резко затормозил, повиснув  на  ремне  безопасности,  и   вдавил  кнопку  гудка.  Его   всегда раздражали джоггинги  (велосипедисты, кстати,  тоже имеют  такие же  гнусные привычки),  которые,  казалось,  автоматически,  одним своим видом заявляли, что  не  отвечают  за  дорожные  происшествия,  ведь  они,  в  конце концов, занимаются спортом. А ведь  именно они были источником  дорожно-транспортных происшествий.  Сейчас  один  из  них  показал  Луису  средний палец, даже не оглядываясь. Луис только вздохнул и поехал дальше.

И еще: карета "скорой помощи" отсутствовала на своем месте -  маленькой автостоянке  перед  лазаретом.  Это  удивило  и  напугало Луиса. Лазарет был оснащен для лечения любой болезни  иди, при несчастном случае, для  оказания первой  помощи  в  полевых  условиях:  там  имелось три хорошо оборудованных диагностических бокса, выходящих  в большое фойе,  и еще две  палаты, каждая на  пятнадцать  коек.   Хотя  все  это   несколько  напоминало   театральную бутафорию.  Если   возникали  серьезные   проблемы,  в   Медицинском  Центре Восточного Мэйна существовала амбулатория, готовая принять больных в  случае эпидемии   или   кого-нибудь   серьезно    больного.   Стив   Мастертон    - ассистент-психолог,  который  в  первый  раз  провел  Луиса по университету, показал Луису  журнал за  предыдущие два  учебных года,  показал с  уместной гордостью:  за  все  время  у  них  было  тридцать восемь пациентов, которым требовалось  амбулаторное  лечение..,  не  так  уж  плохо,  если  принять во внимание., что студентов десять тысяч, а все население университета -  почти семнадцать.

Сегодня у Луиса  был первый настоящий  рабочий день, с  вызовом "скорой помощи".

Луис  припарковал  свой  автомобиль  на  стоянке у недавно обновленного знака, где теперь красовалась  надпись: "Стоянка доктора Крида",  и поспешил в лазарет.

Луис нашел  миссис Чарлтон  - седую,  но гибкую  женщину, которой  было около пятидесяти, в первом  диагностическом боксе. Она измеряла  температуру девушке в джинсах и  "топе". "Пациентка не так  давно обгорела на солнце,  - заметил Луис. - Кожа шелушится вовсю".

- Доброе  утро, Джоан,  - поздоровался  он с  медсестрой. - Где "скорая помощь"?

-  Ох,  у  нас  настоящая  трагедия,  но  в  общем..,  все в порядке, - загадочно  ответила  Чарлтон,   вынимая  термометр  изо   рта  студентки   и рассматривая его показания.  - Стив Мастертон  приехал в семь  утра и увидел огромную  лужу  под  двигателем  и  передними  колесами.  Полетела  какая-то трубка. И они увезли машину.

- Боже, - сказал Луис и почувствовал облегчение. Хорошо, что машину  не угнали, как он решил сначала, услышав первые слова Главной Медсестры.

Джоан Чарлтон рассмеялась.

- Знаменитая  Лужа Автомобилей  Университета, -  продолжала она.  - Эта лужа   появляется   обычно   в   пятнадцатых   числах   декабря,  обвязанная рождественскими ленточками. - Медсестра пристально посмотрела на  студентку. - До лихорадки  вам не хватает  целых полградуса, -  продолжала медсестра. - Возьмите пару таблеток аспирина, посидите в кафе или на аллее в тени.

Девушка встала, наградив Луиса быстрым, оценивающим взглядом, и вышла.

- Наш первый клиент в новом семестре, - кисло проговорила Чарлтон.  Она стала встряхивать термометр с резким пощелкиванием.

- Вы не выглядите радостной.

- Знаю,  я такой  тип, -  ответила она.  - Но  мы скоро  столкнемся и с другим типом - спортсмены, которые  играют так, что трещат кости,  сухожилия и все остальное; они не хотят сидеть на скамье запасных, они -  люди-машины, не хотят покидать поле, даже если подвергают опасности свою жизнь. Тогда  вы захотите  визита  мисс,  у  которой  полградуса  не  хватает  до  повышенной температуры... -  Она кивнула  головой на  окно, где  Луис увидел  девушку с кожей,  шелушащейся  от  солнечного  ожога,  идущую  в  направлении  учебных корпусов.   В боксе  девушка производила  впечатление, согласно  которому ей было очень  нехорошо, но  она пытается  не показать  вида. Теперь она шагала бодро, ее бедра  призывно покачивались, как  у женщин, которые  знают, перед кем вихлять задницей.., да  и на самом деле  ее задница была достойна  того, чтоб  на  нее  обратили  внимание.  -  Вот  ваш  основной тип - ипохондрики, коллега.  -  Чарлтон  опустила  термометр  в  стерилизатор.  -  Мы  видим ее несколько десятков раз  за год. Ее  визиты учащаются перед  началом зачетной недели. За неделю,  или около того  до экзаменов, она  убеждает себя, что  у нее  воспаление  одного  или  обоих  легких.  Бронхит  -  наполовину сданные позиции. Потом она пролетает на пяти или шести экзаменах, где  преподаватели пользуются словами, какими они обычно  пользуются в курилке.., чтоб дать  от ворот  поворот.  Таких  дамочек  всегда  тошнит,  когда им сообщают о начале зачетной недели или о том, что необходимо отработать пропуски перед тем  как сесть писать экзаменационное сочинение.

- По-моему, сегодня утром мы чересчур циничны, - заметил Луис. Он  был, если точнее сказать, в несколько затруднительном положении.

Сестра подмигнула ему, и Луису пришлось улыбнуться в ответ.

- Я никогда не принимаю их проблем близко к сердцу. И вам не советую.

- Где сейчас Стивен?

- В  своем кабинете  отвечает на  почту и  пытается прикинуть, какая из рубашек  лучше  всего  подходит  под  эмблему темно-синего креста на голубом фоне [Американская эмблема медслужбы, аналогичная нашему красному кресту  на белом фоне (прим. переводчика).], - ответила она.

Луис вышел. Цинизм миссис Чарлтон был ему непонятен.

Луис приятно чувствовал себя в новой должности.

 

 

 

 

 

  ***

 "Оглянись назад, - подумал Луис, - когда только я мог мечтать обо  всем этом?" И  тут-то и  начался тот  кошмар. Он  начался около  десяти, когда  в лазарет принесли умирающего Виктора Ласкова.

До тех пор все было  спокойно. В девять, через полчаса  после появления Луиса, заявились две практиканточки, работавшие с девяти до трех утра.  Луис дал каждой по пончику и по  чашечке кофе, поговорил с ними минут  пятнадцать о чем-то отвлеченном. Потом  постучалась миссис Чарлтон. Когда  практикантки проскочили мимо Старшей Медсестры, выходя  из кабинета Луиса, он услышал  ее вопрос: