Кладбище домашних животных. Страница 18
Написал Super Administrator   
Бедные  девочки, они тоже первый день как  вышли на  работу  и  столкнулись  с  адом  в  преддверии мира медицины. На зеленом ковре, покрывающем  весь пол,  образовался хлюпающий  грязно-пурпурный круг; из разбитой головы молодого человека вытекала внутричерепная жидкость.

 

-  На  хладбише  домашних  любимцев,  -  прохрипел молодой человек.., и ухмыльнулся.  Его   усмешка  напоминала   невеселые,  истерические    смешки практиканток, когда те закрывали занавески.

Луис  пристально  посмотрел  на  умирающего,  сперва отказавшись верить тому,  что  услышал.  Потом  Луис  решил,  что у него, должно быть, слуховые галлюцинации. "Он  произнес несколько  звуков, а  мое подсознание превратило их в нечто осмысленное, связав их  с моей собственной жизнью". Как бы  то ни было,  через  мгновение  Луис  уже  понял  это.  Замерев, скованный безумным ужасом, покрывшись  мурашками, он  чувствовал, как  что-то двигается волнами вверх-вниз у него в животе.., но  даже тогда он просто отказался поверить  в то,  что  слышал.  Да,  едва  различимые  для  уха  Луиса  слова срывались с окровавленных губ человека, лежавшего на  ковре. Но это означало только  то, что галлюцинация была не только слуховой, но и визуальной.

- Что ты сказал? - прошептал Луис.

И  в  этот  раз,  четко,  как  говорящий  попугай или ворона, щелкающим голосом,  юноша  заговорил   снова,  и  ошибиться   в  значении  слов   было невозможно.

- Это не настоящее кладбище.

Глаза  смотрели  отсутствующе,  ничего  не  видя,  окруженные кровавыми кругами; рот искривился в большой усмешке мертвой рыбы.

Волна ужаса прокатилась через Луиса;  страх взял его сердце в  холодные руки  и  сжал.  Страх  сделал  его  маленьким  и  продолжал сжимать дальше и дальше...  Луис почувствовал, что хочет повернуться и помчаться со всех  ног прочь  от  этой  окровавленной,  склоненной  набок  головы. Луису не привили большой  религиозности,   но  у   него  была   склонность  к    оккультизму. Определенным образом он оказался готов к случившемуся.., чем бы оно ни  было на самом деле.

Борясь с желанием убежать со  всех ног, Луис заставил себя  наклониться еще ниже.

- Что  ты сказал?  - спросил  Луис во  второй раз.  Усмешка. Парень был плох.

- Грязь человеческого  сердца сильнее, Луис,  - прошептал умирающий.  - Но мужчина тоже выращивает, что может.., и пожинает плоды.

"Луис, - подумал доктор Крид, не слыша ничего после того, как  разобрал свое имя. - О, мой бог, он назвал меня по имени".

- Кто ты? - спросил Луис дрожащим, тонким голосом. - Кто ты?

- Я из индейцев.

- Откуда ты знаешь мое имя...

- Сохрани нас чистыми. Знай...

- Ты...

- А-а-а, - закричал юноша,  и теперь Луису показалось, он  почуял запах смерти  в  его  дыхании:  внутренние повреждения, сердечная недостаточность, переломы...

- Что? - безумие подстегивало Луиса.

- Ха-хлааааааад...

Молодой  человек  в  красных  спортивных  трусах  дрожал  все  сильнее. Неожиданно,  после  того  как  все  его  мускулы  напряглись,  он, казалось, превратился в камень.  Отсутствующее выражение на  мгновение исчезло с  лица умирающего,  и  он  встретился  взглядом  с Луисом. Тотчас наступила смерть. Жуткая  вонь.  Луис  подумал,  что  юноша  должен заговорить снова. Но глаза умирающего стали безразличными.., начали стекленеть. Он был мертв.

Луис откинулся назад, смутно сознавая, что одежда прилипла к его  телу: он насквозь промок от пота. В глазах потемнело, словно он оказался в  центре смерча,  и  мир  перед  глазами  отвратительно поплыл. Поняв, что случилось, Луис отвернулся от мертвеца; опустил голову между колен и до крови  прикусил кончики большого и указательного пальцев.

Через мгновение все стало на свои места.

   Глава 13

   Потом приемный покой наполнился людьми, которые, словно актеры  раньше, ожидали  своего   выхода.  Это   прибавило  Луису   ощущение   нереальности, дезориентировало  -  такие  чувства  раньше  он никогда не испытывал, только изучал на  курсе психологии,  Луис был  уверен: такой  путь проходит  каждый сразу после того, как кто-нибудь подмешает в питье большую дозу ЛСД.

"Похоже, пьесу поставили специально  для моего бенефиса, -  подумал он. - Комната..,  начало удобное,  никого нет,  так что  умирающая Сивилла может произнести  несколько  туманных  пророчеств  для  меня  одного. А как только парень умер, все вернулись".

Практикантки неумело  держали жесткие  носилки, те,  что использовались для переноски людей  с повреждениями спины  или позвоночника. Вместе  с ними появилась  Джоан  Чарлтон,  сказавшая,  что  машина полиции университета уже выехала. Оказалось, молодой человек - джоггинг - был сбит машиной.

Луис подумал о  джоггингах, которые проскочили  перед его машиной  рано утром, и у него свело низ живота.

Позади   Чарлтон   появился   Стив   Мастертон   с  двумя  полицейскими университетского городка.

- Луис,  люди, которые  принесли Паскова  в... -  он прервался и быстро спросил:  - С вами все в порядке, Луис?

- Со мной все в порядке,  - ответил доктор и встал. Слабость  нахлынула на него снова и отступила. - Его фамилия Пасков?

-  Виктор  Пасков,  -  сказал  один  из  полицейских   университетского городка. - Так говорит девушка, с которой он вместе бегал.

Луис  взглянул  на  свои  часы  и  отнял  минуты  две.  Из комнаты, где Мастертон собрал людей, которые принесли Паскова, доносились дикие  рыдания. "Добро  пожаловать  в  университет,  крошка,  -  подумал  он.  - Хорошенький семестрик".

- Мистер Пасков умер в 10.09 утра, - об явил Луис. Один из  полицейских прижал тыльную часть кисти ко рту. Снова заговорил Мастертон:

- Луис, с тобой в самом деле все в порядке? Выглядишь ты ужасно.

Луис  открыл  было  рот  ответить,  но  одна из практиканток неожиданно уронила свой  конец носилок  и выбежала,  извергая рвоту  себе на  передник. Зазвонил  телефон.  Рыдающая  девушка  за  стеной  теперь стала кричать, она звала мертвеца:

- Вик! Вик! Вик! - снова и снова.

Бедлам. Смятение. Один из  полицейских спросил у миссис  Чарлтон, могут ли они  взять одеяло,  накрыть мертвеца,  а Чарлтон  ответила, что не знает, имеет ли она  необходимую власть, чтобы  выдать одеяло. Тут  Луис обнаружил, что  думает  о  происходящем  в  духе  Мориса Синдака: "Пусть начнется суета сует!"

Гаденькое  хихиканье  снова  попыталось  вырваться  у него из горла, но Луису как-то  удалось с  ним справиться.  Этот Пасков  на самом деле сказал: "кладбище  Домашних  Любимцев"?  Этот  Пасков  на  самом  деле назвал его по имени? Слова умирающего нарушили  привычный для Луиса порядок  вещей, выбили его из  колеи. Но  теперь казалось,  Луис мысленно  прокручивал те несколько мгновений, что провел наедине  с умирающим, словно монтируя  фильм-спасение: склеивая, изменяя и разрезая. Точно,  умирающий говорил что-то еще (если  он на самом деле что-то говорил) и потрясенный Луис неправильно истолковал  его слова. Скорее всего, Пасков только  двигал губами, не издавая звуков,  как в самом начале.

Луис  стал  изучать  себя,  ту  свою часть, что заставила администрацию дать  эту  работу  именно  ему,   выбрав  именно  его  из  пятидесяти   трех претендентов. Не  прозвучало ни  одного распоряжения,  ничего не изменилось: комната была полна народу.

- Стив,  дай девушке  успокоительное, -  приказал Луис  и, сказав  это, почувствовал себя лучше. Казалось, что  он в огромной ракете с  перегрузками тащится прочь от крохотного метеорита.