Кладбище домашних животных. Страница 24
Написал Super Administrator   
Один  из этих парней даже пытался купить меня  на Джуди  [Резиновая кукла  для сексуальных  развлечений (прим. переводчика).]. А я всего лишь Помощник Администратора. Если вы не купите  у них лекарств, то они заставят вас глотать их горстями.

 

- Ты должен был согласиться на куклу.

- Ха, она рыжая, не мой тип.

-  Ладно.  В  крайнем  случае,  отдамся  без  крика,  -  сказал Луис. - Главное, чтоб день был поспокойнее, чем вчерашний.

   Глава 18

   Когда толкачи  не появились  ровно в  десять, Луис  сдался и позвонил в регистратуру. Он поговорил с  миссис Стаплетон, которая сказала,  что пошлет копию медицинской  карточки Виктора  Паскова немедленно.  Когда Луис положил трубку, появился первый из этих парней. Он не пытался что-то всучить  Луису, только  спросил   его,  хочет   ли  он   купить  абонемент   на  бейсбольные Патриотические Игры Новой Англии на весь предстоящий сезон.

- Нет, - ответил Луис.

- Не  думал, что  вы откажетесь,  - нахмурившись,  заметил посетитель и ушел.

Где-то  в  полдень  Луис  прогулялся  в  кафе  "Берлога Медведя" и взял сэндвич с тунцом  и коку. Вернувшись  в кабинет, он  перекусил, одновременно просматривая историю болезни Паскова. Луис пытался найти что-то общее  между ним,  Пасковым  или  Северным   Ладлоу,  где  пряталось  кладбище   домашних любимцев.., что-то неопределенное,  как он предполагал.  Должно существовать рациональное  об яснение  этим  сверх естественным  событиям.  Может, парень вырос в Ладлоу.., может, похоронил на кладбище свою собаку или кота.

Просмотрев историю болезни, Луис ничего не обнаружил. Пасков приехал  в университет   из   Бергенфсльда   (Нью-Джерси)   и   учился  на  факультете, выпускающем  инженеров-электриков.  На  нескольких  типовых  листах карточки Луис не нашел ничего, что  могло связывать его, Луиса, с  молодым человеком, умершим в фойе лазарета..,  единственное, что у них  было общего, - они  оба были смертными.

Допив остатки  колы из  стаканчика, послушав,  как соломинка вытягивает последние  капли  со  дна,  Луис  бросил  стаканчик  в  мусорное ведро. Ленч оказался легким, но Луис с ел  его с аппетитом. Направление, по  которому он отправился,  исследуя  случай  с  Пасковым,  оказалось  ошибочным. Но сейчас Луиса  больше  не  трясло  от  страха.  Даже утренний ужас стал казаться ему дурацкой, бессмысленной шуткой,  более похожей на  сон, а не  на последствия каких-то реальных событий.

Луис постучал пальцами по книге регистрации пациентов, пожал плечами  и снова взялся  за телефон.  Он позвонил  в МЦВМ  и попросил  соединить его  с моргом.

Потом он попросил к телефону патологоанатома, назвал себя и спросил:

- У вас один из наших студентов, Виктор Пасков?..

- Нет, - ответил голос на другом конце. - Его у нас нет.

У  Луиса  ком  подкатил  к  горлу.  Наконец,  справившись  с  собой, он спросил:

- Что?

- Тело поздно ночью забрали родители. Оно в морге Брукингса-Смита.  Они поместили  его  в  "Дельту",  так,  -  зашуршали  бумаги. - "Дельта" 109. Вы думаете труп куда-нибудь удрал? Танцевать на Ринг-Шоу?

- Нет, - сказал Луис. - Конечно, нет. Только... - Так что же  "только"? За чем, черт возьми, он  гоняется? Невозможно, оставаясь в своем  уме, вести подобное расследование.  Все пройдет,  сотрется в  памяти, забудется. Что-то еще беспокоило Луиса.

-  Просто  мне  показалось,  что   все  произошло  слишком  быстро,   - неубедительно закончил Луис.

-  Вскрытие  было  произведено  вчера  днем.  - снова послышался слабый шорох бумаг. - Где-то в  три двадцать, доктором Резником. Пока  отец Паскова оформлял бумаги. Я думаю, тело привезли в Неварк часа в два ночи.

- Хорошо, в таком случае...

- Если,  конечно, водители  не напутали  и не  отвезли его  куда-нибудь еще, - живо заметил патологоанатом. -  Такое у нас иногда случается, хотя  с "Дельтой" таких случаев  никогда не было...  Например, один парень  погиб на рыбалке в Арустуке  в одном из  тех богом забытых  мест, у которых  на карте нет  даже  названия  -  только  координаты.  Так  вот, эта жопа задохнулась, проглотив крышечку  от пивной  банки. Два  дня приятели  вытаскивали труп из диких мест, и, когда  его вытащили, трудно было  даже сказать, можно ли  его обработать  формалином  так,  чтоб  он  дальше  не  разлагался, или нет. Они спихнули  его,  понадеясь  на  лучшее.  Послали  его  домой  в  Гранд  Фоллс (Миннесота)  как  багаж  по  какой-то  авиалинии.  Но была пересадка, и труп морем  отправили  сперва  в  Майами,  потом  в  Дес  Моинес,  потом  в Фарго (Северная  Дакота).  Наконец,  кто-  то  попался  поумней и отправил гроб по месту назначения,  но прошло  уже три  дня. И  ничего. С  тем же успехом они могли вместо  формалина впрыснуть  ему кока-колы.  Парень совсем  почернел и пахнул,  словно  испорченное  свиное  жаркое.  Вот  так. Было шесть случаев, когда наши клиенты превращались в тошнотворное мясо.

Патологоанатом на другом конце провода захихикал.

- Хорошо, благодарю, - зажмурившись, ответил Луис.

-  Могу  дать  вам  домашний  телефон  доктора Резника, если хотите, но обычно по утрам он играет в гольф в Ороно.

- Тогда не стоит. Спасибо, - сказал Луис.

Он положил  телефонную трубку.  "Продолжать? -  подумал он.  - Когда ты увидел  безумный  сон  или  что-то  похожее,  тело  Паскова уже было в морге Бергенфельда. Поэтому все можно забыть, можно положить этому конец".

 

 

 

 

 

  ***

 По пути домой  у Луиса появилось  простое об яснение появлению  грязи у него на ногах. И тогда он почувствовал облегчение.

Просто он отправился  гулять во сне,  расстроенный тем, что  смертельно раненый студент умер у него  на руках, в то время  как он сам не мог  ничего сделать,  ни  на  что  решиться  в  свой первый по-настоящему рабочий день в университете Мэйна.

Это кое-что об ясняло. Сон  казался почти реальным, потому  что большая часть его и была реальной - ощущение коврика под ногами, холода и,  конечно, сухая  ветка,  которая  поцарапала  руку.  Это  об ясняло, почему Пасков мог проходить сквозь дверь, а Луис нет.

У Луиса возникла  мысль, что Речел  могла спуститься поздно  вечером по лестнице и  поймать его  на кухне,  когда он  пытался во  сне пройти  сквозь дверь.  Такая картина заставила Луиса усмехнуться. Вот, черт возьми, был  бы номер!

Вооружившись гипотезой  о прогулке  во сне,  Луис смог проанализировать причины сна,  с рвением  взявшись задело.  Во сне  он отправился на кладбище домашних  любимцев,  потому  что  оно  ассоциировалось  для него с пережитым скандалом. Ведь оно стало  причиной ссоры с женой..,  и еще, - думал  Луис с растущим  волнением,  -  события  ассоциировались  у  него в голове с первым столкновением его дочери с идеей Смерти... Что-то в его подсознании,  должно быть, сместилось в прошедшую ночь, когда он стал засыпать.

"Черт возьми,  какая удача,  что я  нормально вернулся  домой. Даже  не помню, как это случилось. Должно быть, возвращался на автопилоте".

Ладно. Луис  не представлял,  на что  это было  бы похоже,  если бы  он утром проснулся нам могиле  кота Смаки, не понимая,  где он, весь мокрый  от росы:  возможно, обосрался бы от испуга, последнее, без сомнения,  случилось бы и с Речел, если бы она увидела его возвращающимся из леса в таком виде.

Но теперь все позади.

"Предположим, все именно так,  - с неизменной решимостью  подумал Луис. - Да,  но как  быть с  тем, что  Пасков говорил  перед смертью?" - сперва он попытался ответить на вопрос, а потом решил не брать дурное в голову.