Судьба Иерусалима. Страница 44
Написал Super Administrator   
- О городе и о людях, - кивнул Бен. - Там будет серия сексуальных убийств. Я намеревался начать с одного из них и описать его с начала до конца во всех подробностях. Сунуть читателя в это носом. Как раз этим я занимался, когда исчез Ральфи Глик, и меня... ну, в общем, неприятно поразило.

 

- Вы основываетесь на тех исчезновениях тридцатых годов?

Бен внимательно взглянул на него:

- Вы об этом знаете?

- Да. И большинство старожилов тоже. Меня тогда не было в Лоте, но были Мэйбл Вертс, Глэдис Мэйберри и Мильт Кроссен. Кое-кто из них уже уловил связь.

- Какую связь?

- Оставьте, Бен. Это же очевидно.

- Наверное. В последний раз, когда в доме кто-то жил, исчезли четыре ребенка за десять лет. Теперь, после тридцатишестилетнего перерыва, в доме поселились опять - и тут же исчез Ральфи Глик. Вы думаете, это совпадение?

- Возможно, - осторожно произнес Бен. Предостережение Сьюзен не выходило у него из головы. - Но это странно. Я проверил газеты с 39-го по 70-ый - просто для сравнения. Трое мальчишек исчезли, но всех нашли. Одного - живым, двух - мертвыми.

- Может быть, найдут и мальчонку Гликов.

- Может быть.

- Но вы так не думаете? Что вы знаете об этом Стрэйкере?

- Совершенно ничего. Я даже не уверен, что хочу его видеть. У меня в работе книга, и она основана на определенном представлении о Марстен Хаузе и его обитателях. Если я вдруг обнаружу, что Стрэйкер - обыкновенный бизнесмен, это меня может выбить из колеи.

- Не думаю, чтобы это вам угрожало. Сегодня он открыл магазин - вы знаете? По-моему, Сьюзен Нортон с матерью заглядывали туда... черт, большинство женщин в городе только и ждали возможности сунуть туда нос. Даже Мэйбл Вертс приковыляла. Общее мнение вполне благоприятное: денди, совершенно лысый, с очаровательными манерами. Мне говорили, что он даже кое-что сумел продать.

Бен улыбнулся:

- Восхитительно. Кто-нибудь видел другую половину команды?

- Предположительно - уехал за покупками.

- Почему "предположительно"?

Мэтт пожал плечами:

- Не знаю. Может быть, все это не стоит выеденного яйца, но этот дом действует мне на нервы.

Бен кивнул.

- И, в довершение всего, имеем еще одно исчезновение ребенка. Да еще брата Ральфи - Дэнни. Умер в полночь. Злокачественная анемия, - продолжал учитель.

- Что же здесь странного? Несчастье, конечно.

- Мой доктор, Джимми Коди, учился у меня... Бен, учтите, это только разговоры. Слухи.

- О'кей.

- Так вот, Джимми консультировал Дэнни. У мальчика была анемия. Он сказал, что содержание красных кровяных шариков у мальчика этого возраста должно быть от восьмидесяти пяти до девяносто пяти процентов. У Дэнни оно упало до сорока пяти.

- Увы, - сказал Бен.

- Они делали ему инъекции В12, давали телячью печенку, и все, казалось, действовало. Его собирались выписать на следующий день, как вдруг - бах! - он падает мертвым.

- Не говорите этого Мэйбл Вертс. Она увидит в парке индейцев с отравленными стрелами.

- Я не сказал никому, кроме вас. И не собираюсь. Кстати, Бен, на вашем месте я бы тему вашей книги держал в секрете. Если Лоретта Старчер спросит, о чем вы пишете, говорите, что об архитектуре.

- Мне уже дали этот совет.

- Сьюзен Нортон, конечно.

Бен взглянул на часы и встал.

- Насчет Сьюзен...

- Распускаем хвост? - понял Мэтт. - Кстати, мне нужно в школу. Мы репетируем третий акт комедии большой общественной значимости под названием "Проблемы Чарли".

- А в чем проблемы?

- В прыщах, - ухмыльнулся Мэтт.

 

 

- Послушайте, - спросил он Бена, когда они вышли в моросящий дождь, - что у вас намечается на вечер пятницы?

- Не знаю, - пожал плечами Бен. - Думаю, пойдем со Сьюзен в кино. Тут выбор невелик.

- У меня другое предложение. Что, если мы создадим рабочую тройку, съездим в Марстен Хауз и представимся новому домовладельцу? От имени города, естественно.

- Конечно, - согласился Бен. - Это будет простая вежливость, ведь правда?

- Деревенский визит вежливости, - подтвердил Мэтт.

- Скажем завтра Сьюзен. Думаю, она согласится.

- Отлично.

Мэтт помахал рукой; "ситроен", дважды прогудев в ответ, скрылся за гребнем холма.

 

 

Вечером в четверг репетиции не было, и около девяти Мэтт отправился к Деллу выпить пару пива. Если этот чертов сосунок Джимми Коди ничего не желает прописывать от бессонницы, Мэтт сам позаботится о себе.

Оркестр сегодня не играл, и людей почти не было. Мэтт увидел только троих знакомых: Хорька Крэйга, нянчившего в углу бутылку, Флойда Тиббитса с грозовой тучей вместо лица (он трижды разговаривал со Сьюзен на этой неделе, и ни один разговор не получился) и Майка Райсона, сидевшего у стены.

Мэтт направился к бару, где Делл Марки полировал стаканы и смотрел портативный телевизор.

- Привет, Мэтт. Стакан или кувшин?

- Давай кувшин.

Делл налил, сдул пену, долил еще на два дюйма. Мэтт расплатился и, поколебавшись немного, отправился к Майку.