Судьба Иерусалима. Страница 51
Написал Super Administrator   

- Начитанный парень, правда? - проворчал Мэтт.

- А ты не очень любишь читать о вскрытиях, старый брюзга, - машинально отозвался Джимми и достал небольшой молоточек.

"Прелестно, - подумал Бен, - парень не изменяет своим манерам, даже если пациент - труп?" Мрачный смешок поднялся в нем, как в колодце.

- Он мертв? - спросил Перкинс, стряхивая пепел в пустую вазу. Мэтт вздрогнул.

- Мертв.

Джимми снова покрыл лицо Райсона простыней и стукнул молоточком по правой ноге. Нога не шевельнулась. Бен вспомнил поэму Уоллейса Стивенса о мертвой женщине.

- И пусть конец будет концом обмана, - процитировал он. - Единственный император - это император мороженого.

Мэтт бросил на него резкий взгляд, и Бен на мгновение чуть не потерял контроль над собой.

- Это еще что? - растерялся Перкинс.

- Поэма, - сказал Бен. - Это строки из поэмы о смерти.

- По-моему, больше похоже на шутовство, - сказал Перкинс и опять стряхнул пепел в вазу.

 

 

- Нас представили друг другу? - спросил Джимми, глядя на Бена.

- Мимоходом, - ответил Мэтт. - Джимми Коди, местный коновал, познакомься с Беном Мерсом - местной темной лошадкой.

- Вечно у него шуточки, - прокомментировал Джимми. - Небось ими деньги зарабатывает.

Коди и Бен подали друг другу руки над мертвым телом.

- Помогите мне перевернуть его, мистер Мерс.

Немного неуклюже Бен помог. Тело было холодным, но еще не ледяным. Джимми внимательно осмотрел спину, приспустил трусы.

- Это зачем? - спросил Перкинс.

- Пытаюсь установить время смерти, - сообщил Джимми. - Когда кровь перестает перекачиваться, она ищет самый низкий уровень, как любая жидкость.

- Это ведь дело эксперта, верно?

- Они пришлют Норберта. А Брент Норберт еще никогда не отказывался от небольшой дружеской помощи.

- Норберт не найдет собственную задницу двумя руками с фонариком. - Перкинс выкинул окурок в окно. - Мистер Берк, у вас с этого окна отвалился ставень. Я видел его внизу, когда подъезжал.

- В самом деле? - переспросил Мэтт, тщательно контролируя голос.

Коди достал из чемоданчика термометр и положил на простыню часы они заблестели в солнечном луче. Было четверть седьмого.

- Я пошел вниз, - произнес Мэтт несколько сдавленным голосом.

- Можете идти все, - сказал Джимми. - Это долгое дело. Сварите кофе, мистер Берк?

- Конечно.

Мэтт варил кофе, когда на стареньком сером "форде" появился Брентон Норберт, помощник медэксперта. Его вместе с фотографом отправили наверх.

Перкинс Джиллеспи лил в кофе сливки до тех пор, пока жидкость не выплеснулась в блюдце, затем попробовал ее большим пальцем, вытер его о штаны, зажег еще одну сигарету и спросил:

- Как вы здесь оказались, мистер Мерс?

Тут в "машину" включились Бен с Мэттом, и фактически они не солгали ни разу, но достаточно оставили недосказанным, чтобы их связала друг с другом нить заговора. Бен беспокойно задавал себе вопрос: они ловчат или делают нечто гораздо худшее и более опасное? Мэтт сказал, что позвал Бена как единственного в Салеме Лоте человека, способного ему поверить. Сколько бы ни было недостатков у Мэтта Берка, незнание людей к ним явно не относилось.

 

 

К половине девятого все закончилось.

Катафалк Карла Формена увез тело Майка и вместе с ним вывез из дома в город известие о случившемся. Перкинс Джиллеспи, стоя на пороге, проводил катафалк взглядом, жуя губами сигарету.

- Столько раз Майк стоял на козлах - и, должно быть, не догадывался, как скоро сам поедет на этой штуке, - вдруг сказал он и повернувшись к Бену, спросил: - Вы еще не уезжаете из Лота? Хорошо если бы вы остались на коронерское следствие.

- Нет, я не уезжаю.

Бледно-голубые глаза констебля смерили Бена с ног до головы:

- Я вас проверил в полиции штата. За вами все чисто.

- Рад слышать, - отозвался Бен ровным голосом.

- Говорят, вы гуляете с девчонкой Билла Нортона?

- Есть такое дело.

- Она милая крошка, - Перкинс не улыбнулся. Катафалк уже скрылся из виду, даже шум его двигателя превратился в слабое жужжание и затих. - Пожалуй, с Флойдом Тиббитсом она сейчас встречается нечасто.

- Вам не надо заняться бумагами, Перк? - мягко вмешался Мэтт.

Констебль вздохнул и выплюнул окурок.

- Конечно, надо. Второй экземпляр, третий экземпляр, на-теле-нет-следов-насилия... Морока! Видно, этот Марстен Хауз действительно проклят: чуть купили, сразу поехало...

Бен и Мэтт стояли с непроницаемыми лицами.

- Ладно, пока, - Перкинс направился к своей машине, открыл дверь, потом вдруг обернулся. - Вы часом не скрываете от меня что-нибудь, а?

- Перкинс, - сказал Мэтт, - здесь нечего скрывать. Он мертв.

Констебль глядел на них некоторое время, поблескивая проницательными глазами из-под мохнатых бровей, потом вздохнул:

- Пожалуй, так. Но это чертовски забавно: собака, мальчонка Гликов, второй мальчонка Гликов, теперь Майк... Годовая норма для такого дрянного городишки. Моя бабушка говорила, что Бог троицу любит, не четверню.

Он сел в машину, завел двигатель и уехал.