Томминокеры. Страница 40
Написал Super Administrator   
Пройдя  сквозь дрожащий  поток  белого  света, он  медленно  опустил правую руку, но по-прежнему видел  отблеск крохотного солнца в  зрачках, как бывает, когда в  глазах остается остаточное изображение вспышки  после того, как она  мелькнет перед лицом.  Все, что видел Гарденер, это большая зеленая рука в воздухе с яркой эктоплазматической голубизной между пальцами.

 

Остаточное изображение исчезло.  Дрожания  не было. Гарденеру никогда в жизни так не хотелось выпить, как сейчас.

   7

   Он перехватил  стаканчик в  кухоньке. Бобби не  пила много,  но  всегда держала то,  что  называлось  основным в шкафчике за  банками и  мисками,  - бутылку джина, шотландского виски,  бутылку Бурбона, бутылку водки. Гарденер откупорил бурбон (сорт по сниженной  цене -  просители не выбирают) и  налил чуть-чуть в пластиковый стакан и выпил.

Подумал  бы лучше, Гард. Ты испытываешь судьбу.  Прямо  сейчас он бы  с удовольствием нагрузился, но ураган отправился куда-то в  другое место.., по крайней  мере, на время. Он налил еще виски в стакан, на мгновение задумался и большую часть  вылил в раковину,  после чего поставил бутылку  на место  и добавил воды и ледяных кубиков, превращая жидкость в цивилизованный напиток.

Он  подумал, что мальчик на пляже его бы одобрил. Он считал, что сонное спокойствие, которое окружило его, когда он вышел из зеркального лабиринта и которое он опять почувствовал сейчас, предохраняло его от того, чтобы просто лечь на пол и визжать до потери сознания. Тишина - это было то, что  надо. А испугало его  то, как быстро сознание убедило его, что все эти вещи - это не правда,  галлюцинации.  Невероятно, но  его сознание  предположило, что  под крышкой  титана  он  увидел  всего  лишь  очень  яркую  лампочку,  например, двухсотваттную.

Это не была лампочкой  и  не было галлюцинацией. Это было  что-то  типа солнца, очень маленькое, яркое и горячее, плавающее в  путанице проводов над яичной картонкой,  заполненной  батарейками. Сейчас ты сойдешь  с ума,  если хочешь,  или увидишь Иисуса, если напьешься.  Но ты  видишь  то, что видишь, кончай придуриваться, хорошо? Хорошо.

Он  взглянул  на Андерсон и увидел,  что она спит  как убитая. Он решил разбудить Бобби  примерно в десять тридцать, если она не  проснется сама. Он посмотрел на свои часы снова и с удивлением увидел - девять двадцать.

Он  был в подвале гораздо дольше,  чем  предполагал. Мысли  о  подвале, вызванные сюрреалистическим видением маленького  солнца, держащегося в  арке из  проводов,  горящего,  как  раскаленный  теннисный  мячик..,  и  мысли  о возвращении неприятного чувства,  что его мозг разделяется.  Он  загнал  это назад, но оно не хотело уходить. Он нажал на себя сильнее, говоря, что он не собирается думать об этом, пока Бобби не проснулась и не объяснила ему,  что там происходит.

Он посмотрел на руки и почувствовал, что вспотел.

   8

   Гарденер   снова   отхлебнул  из  стакана,  когда   увидел   еще   одно свидетельство неестественной активности Бобби.

Ее трактор "Томкэт" стоял перед большим навесом  слева в саду -  ничего необычного в этом  не было, чаще всего она его там и ставила, если синоптики не обещали  дождя.  Но все-таки  с 20 шагов  Гарденер  увидел,  что Андерсон сделала какие-то серьезные изменения в моторе "Томкэта".

Нет, Гард, хватит, забудь, иди домой.

Это было нечто вроде бесплотного, бессвязного голоса - это был жесткий, грубый животный страх и ужас. На секунду  Гарденер почувствовал себя на краю пропасти и  подумал,  что это было бы глубочайшим  предательством - Бобби  и себя самого. Мысль о Бобби удержала его вчера  от самоубийства. И  оставшись жив  сам, он подумал,  что  удержал Бобби от того  же.  Существует китайская пословица: "Если вы  спасли кому-то жизнь, вы ответственны за это".  Но если Бобби  нуждается в помощи, как он  предполагает  это  осуществить?  Не найдя выход сразу, как сейчас можно его обнаружить?

(но ты же знаешь, кто все это сделал, не так ли. Гард?)

Он допил остатки, поставил пустой стакан на верхнюю полку сзади и пошел по  направлению к  "Томкэту". Он отчетливо  слышал стрекотание  кузнечиков в высокой траве. Он не был пьян,  даже не был слегка опьянен. Насколько он мог чувствовать, спиртное, казалось, не затронуло его нервную систему. Дал маху, как сказал бы британец.

(словно эльфы сделали туфли, man-man - тапетитап, пока сапожник спал)

Но  Бобби  не спала,  не так  ли?  Она  водила  машину, пока  не упала, буквально не упала в руки Гарденеру.

(топ-топ-топети-топ,  тук-тук-тукети-тук,  нынче  ночью, верь не  верь, Томминокер, Томминокер, Томминокер стукнул в дверь)

Стоя около "Томкэта" и заглядывая в открытый  капот, он даже не дрожал, его просто трясло, как человека, умирающего от холода, верхние зубы бились о нижнюю губу; лицо побелело, а лоб и виски покрылись капельками пота.

(Титан  и  даже трактор был переделан весь. Вот  что Томминокеры успели сделать здесь)

"Томкэт"  был небольшой машиной, которая была почти бесполезна для тех, у кого фермерство  было  основной работой.  Он  был  чуть  побольше  сидячей сенокосилки,  но меньше самого маленького трактора  "Дэри" или "Фармала", но для того,  кто держал участок, который был велик, чтобы называться делянкой, - это было в самый раз. У Бобби был сад, который простирался на полтора акра - фасоль,  огурцы,  горох, кукуруза,  редиска,  помидоры. Не  было  моркови, цуккини,  капусты, кабачков. "Я не выращиваю  то,  что  не люблю,  - однажды сказала она Гарденеру, - жизнь слишком коротка для этого".

"Томкэт"  был довольно подвижный,  должен  был быть. Даже состоятельный фермер-джентльмен,  должен был  иметь  причины,  объясняющие  покупку  2,500 долларового мини-трактора  для обработки одноакрового участка. Он мог косить траву одним приспособлением и срезать сено другим, он мог служить буксиром в плохопроходимой  местности  (она  его  так и  использовала  на  склонах,  и, насколько Гарденер  знал,  "Томкэт" застрял у Бобби только  однажды) и зимой вычистить дорогу в течение получаса с помощью снегоуборочного устройства. Он имел четырехцилиндровый мотор.

Точнее, когда-то имел.

Мотор был все еще  здесь,  но он был дополнен ужасным количеством самых невероятных приспособлений и штуковин - Гарденер вдруг поймал  себя на  том, что он думает о дверном замке на столе в мастерской,  и терялся в мыслях, не хотела ли Бобби вскоре  поставить его  на "Томкэт". Возможно,  это был радар или еще что-то. Он вдруг рассмеялся. И этот взрыв смеха отрезвил его.

С одной  стороны машины выступала майонезная банка. Она была  наполнена жидкостью,   слишком  бесцветной  для  газолина   и  закреплена  в  латунной установке.

Новейший  карбюратор был заменен  каким-то  странным устройством. Чтобы освободить  для   него   место,   Бобби   пришлось  проделать   отверстие  в металлической оболочке двигателя.

И  тут также  были  провода  -  провода  везде,  они сновали, вползая и выползая,  поднимаясь  и  опускаясь,  кружась,  соединяясь,  совершенно  без всякого смысла.., по крайней мере, насколько Гарденер мог видеть.

Он  глянул  на панель управления и застыл. Когда  он  рассмотрел ее как следует, его глаза расширились.

У "Томкэта" была рукоятка.., и схема переключения передач, напечатанная на  металлической  пластинке, привинченной на  щитке над показателем  масла. Гарденер  видел  эту пластинку достаточно  часто. Он многократно садился  за руль "Томкэта". Раньше она всегда была такой:

 1...............3

N..............4

2...............R

 Теперь добавилось нечто новое - что-то, что было достаточно простым, но от этого не менее грандиозным:

 1.................3

N.....4.........ВВЕРХ

2.................R

 Ты не веришь в это, не так ли?

Я не знаю.

Подожди, Гард, летающие тракторы? Держите меня!

Но подключила же она солнце в миниатюре в своем титане.