Полицейский из библиотеки. Страница 29
Написал Super Administrator   
Ему пришло в голову, что Аделии  Лортц больше, чем  ему самому, удается заставить  его  думать,   как  четвероклашку.  Когда  ребенок  терял  книгу, начинался конец  света; бессильный, он  сжимался под  натиском бюрократии  и ждал,  когда появится полицейский из библиотеки. 

Но библиотечной полиции не было,  и  Сэм,  теперь взрослый  человек,  прекрасно  знал  это.  Были  лишь городские служащие, вроде мисс Лортц, которые иногда слишком упивались своей ролью  в  обычных  делах, да  налогоплательщики, вроде  него, которые иногда забывали, что они виляют хвостом, а не наоборот.

"Я пойду,  я извинюсь и  потом попрошу ее прислать мне  счет на покупку новых экземпляров, - думал Сэм. " Вот и все. Вот и конец".

Все было так просто, удивительно.

Все еще испытывая некоторое волнение и смущение  (но обуздав эту бурю в стакане), Сэм припарковался на другой от  библиотеки стороне улицы. Навесные лампы сбоку от  входа горели, спокойно и ярко освещая ступеньки и  гранитный фасад  здания.  Сумерки несли с  собой  теплоту  и радушие, которых  явно не хватало,  когда он  пришел сюда в первый  раз;  а  может быть,  просто весна вступала  в свои права, чего не было в тот мрачный мартовский день, когда он увидел местного  дракона. Угрожающее лицо каменного робота исчезло.  И снова это была публичная библиотека.

Сэм  начал выходить  из  машины, но остановился. На него снизошла  одна благодать, теперь ему даровали еще одну.

Ему вспомнилось лицо  женщины на плакате Дейва Грязная Работа, женщины, держащей  блюдо с  жареным цыпленком. Той, которую Дейв называл  Сарой.  Сэм знал эту  женщину, и  вдруг какая-то  невидимая связь  заработала  у него  в мозгу, и он понял почему.

Это была Нейоми Хиггинз.

 Он прошел  мимо двух  подростков  на ступеньках,  на  пиджаках  которых красовались буквы ДССШ (средняя  школа Джанкшн Сити), и не успел  поддержать дверь, как она захлопнулась. Он  оказался в фойе.  Первое,  что удивило его, было звуки.  Нельзя  было сказать,  что в  читальном зале там, за мраморными ступеньками, было шумно, но и не тихо, как в яме, как в прошлую пятницу.

"Но сегодня  суббота,  вечер, -  подумал он.  -  Может  быть, подростки готовятся к своим экзаменам".

Но разве  Аделия Лортц  не  прекратила  бы такие разговоры,  какими  бы тихими  они ни  были? Ответ напрашивался  сам собой  - "да",  если судить по громкости, но не по характеру звука.

Вторая неожиданность - состоящая из одного слова торжественная  надпись на  табличке, укрепленной  на  стойке  -  ТИШИНА!  -  исчезла.  На ее  месте красовался портрет Томаса Джеферсона. А под ним цитата: "Я НЕ  МОГУ ЖИТЬ БЕЗ КНИГ". ТОМАС ДЖЕФЕРСОН (ИЗ ПИСЬМА ДЖОНУ АДАМСУ). 10-Е ИЮЛЯ 1815 ГОДА.

Сэм поизучал цитату и подумал,  что она  меняет полностью настрой того, кто входит в библиотеку.

"ТИШИНА!"  вызывало  чувство  трепета и беспокойства  (а  что,  если  у человека  урчит  в  животе, например, или подступают  отнюдь  не  беззвучные газы?)  "Я  НЕ  МОГУ  ЖИТЬ БЕЗ  КНИГ",  со своей  стороны,  вызывало чувство удовольствия и предвосхищения, такое же, какое испытывают голодные мужчины и женщины, когда подают еду.

Не понимая, как такая мелочь может так сильно все изменить, Сэм вошел в библиотеку и... остановился, как вкопанный.

В главном зале было намного светлее, чем когда он пришел в первый  раз, но  были и другие  перемены.  Не  стало  высоких  стремянок, достававших  до верхних  полок, на которых ничего не  видно. Они стали не нужны,  потому что потолки   стали   трехметровыми    или   даже    меньше,   а   не    девяти- двенадцатиметровые,  как раньше. Если вам надо  было  взять  книгу с верхней полки,  вы  могли  воспользоваться  табуретками,  в  достаточном  количестве стоящими здесь же.  Журналы  были  разложены  симпатичным  веером на широком столике у регистрационного стола. Не стало дубовой  стойки,  с  которой  они свешивались, как  шкуры  убитых животных.  Не стало  и  таблички  с надписью КЛАДИТЕ ВСЕ ЖУРНАЛЫ НА МЕСТО!

Полка с новыми книгами  была на том же месте, но вместо таблички ТОЛЬКО НА  СЕМЬ  ДНЕЙ  была  установлена другая  ЧИТАЙТЕ  БЕСТСЕЛЛЕР - И ВАМ  БУДЕТ ВЕСЕЛО!

Люди,  в основном молодые,  входили  и  выходили, тихо переговариваясь. Кто-то хихикнул, легко, раскованно.