Полицейский из библиотеки. Страница 36
Написал Super Administrator   
Нет ничего  невозможного, если вы  начали придумывать люки  на потолке,  которых там нет,  людей,  которых не было, и даже  кусты, которых тоже  нет. Не  надейся, что тебе удастся подавить восстание  в своих собственных мыслях.

 

Он пошел  на кухню, зажигая все лампочки по пути, борясь  с настойчивым желанием посмотреть  через плечо,  чтобы проверить,  не идет  ли  кто сзади. Скажем,  служитель порядка. Он подумал, что ему  нужна таблетка снотворного, но поскольку у него не было ничего под рукой, даже такого распространенного, как  соминекс,  он решил,  что придумает  что-нибудь сам. Он налил  молока в кастрюльку, подогрел его, вылил в кружку, из которой пил кофе, затем добавил умеренную  порцию  брэнди. Так, он  видел, делают в  фильмах. Он попробовал, лицо его искривилось в гримасе, он вылил  почти всю эту противную жидкость в раковину и посмотрел  на часы на микровейве. Без четверти  час.  До рассвета еще  далеко,   сколько  еще  времени   можно  придумывать   Аделию  Лортц  и библиотечного полицейского, которые крадутся вверх по лестнице, держа острые ножи в зубах.

"Или  стрелы,  -  подумал   он.  -  Длинные  черные  стрелы.  Аделия  и полицейский  из  библиотеки крадутся вверх по лестнице, зажав длинные черные стрелы в зубах. Как насчет такого образа, друзья и соседи?"

Стрелы?

Почему стрелы?

Он не хотел думать об этом. Он устал от мыслей, которые вылетали из его некогда спокойного сознания с жужжанием ужасных вонючих пчел.

"Я не хочу думать об этом. Я не буду думать об этом".

Он выпил остатки молока с брэнди и опять лег в постель.

   4

   Он  не  стал  выключать  свет  у  постели  и поэтому  почувствовал себя спокойнее. Он  подумал, что и  впрямь может  заснуть до того, как  вселенная запылает в огне. Он подтянул  одеяло к подбородку, положил руки под голову и посмотрел на потолок.

"Кое-что из всего этого в самом деле произошло,  - подумал он. Не может быть,  что  ВСЕ   галлюцинации...  если  только  я   на  самом  деле   не  в психиатрической клинике у Кедровой Стремнины, может быть, я уже там,  лежу в смирительной  рубашке, а  воображаю, что  лежу  здесь,  в своей  собственной кровати".

Да,  он  произносил  речь.  Он использовал  в  ней  шутки  из "Спутника оратора"  и  стихотворение   Спенсера   Майкла  Фриза  из   "Самых   любимых стихотворений американцев". И поскольку ни той,  ни другой книги  не было  в его  скромной  коллекции, ему  надо было взять их  в  библиотеке.  И  Нейоми встречала Аделию Лортц, во всяком случае, слышала ее  имя, да и  мать Нейоми тоже. Да-да! Реакция была такой, как будто он разорвал хлопушку под креслом, на котором она сидела.

"Я могу проверить, - подумал  он. - Если  миссис Хиггинз знает это имя, другим  людям  оно  тоже  будет  знакомо. Может  быть,  не  этим ребятам  из Чеплтона,  совмещающим  учебу с  работой,  а тем, кто давно живет  в Джанкшн Сити. Фрэнку Стивенсу, например. Или Дейву Грязная Работа..."

В это мгновение Сэм наконец-то отключился. Он и не заметил, как пересек эту плавную границу между бодрствованием и сном; он не переставал думать, но мысли обрели более странные и невероятные очертания. Очертания стали сном. А сон  стал кошмаром.  Он  снова  был  на Улице Углов, и  три хмыря  сидели на крыльце и корпели над своими плакатами. Он спросил Дейва Грязная Работа, что он делает.

"Эу, просто провожу  время",  - сказал Дейв и затем  стыдливо  повернул свой плакат, чтобы Сэм мог увидеть его.

На  плакате  был  нарисован Простак Саймон.  Его  посадили на  поленья, вокруг занимался огонь. Он сжимал пучок тлеющих красных лакриц в одной руке. Одежда  на нем горела, но он был еще жив.  Он пронзительно  кричал. Под этой ужасной картиной было написано:

ОБЕД  ДЛЯ  ДЕТЕЙ В КУСТАХ  ПУБЛИЧНОЙ  БИБЛИОТЕКИ ПОЖЕРТВОВАНИЯ  В  ФОНД БИБЛИОТЕЧНОЙ ПОЛИЦИИ. НАЧАЛО В 2  ЧАСА  НОЧИ ПРИХОДИ ТЫ. ПРИХОДИТЕ ВСЕ. "ЭТО ЧАО-ДЕ-ДАО!"

 - Дейв, это ужасно, - сказал во сне Сэм.

- Вовсе нет, - ответил Дейв Грязная Работа. - Дети называют его Простак Саймон. Им нравится его есть. По-моему, это полезно для здоровья, правда?

- Посмотри! - закричал Рудольф. - Посмотри, это Сара?

Сэм поднял  глаза  и  увидел, что  по замусоренной,  заросшей сорняками площадке между Улицей Углов и комбинатом  переработки вторичного  сырья идет Нейоми.