Полицейский из библиотеки. Страница 40
Написал Super Administrator   
После второго свидания ее любовный интерес к нему иссяк. Или так показалось. Во время второго свидания они ужинали. И он заказал вино.

 

"Ну бога ради, как я  мог предположить,  что она алкоголик?  Что  я,  в голову ей заглядывал?"

Ответом могло быть только одно: он никак не мог этого знать...  но  его лицо запылало еще сильнее все равно.

"Или может быть, это не запой... или не просто запой. Может быть, у нее еще какие-нибудь проблемы".

Ему также  захотелось узнать, что  было бы, если  Берт Айвершн  и Элмер Баскин,  оба влиятельные люди, поняли  бы,  что он знает,  что они  являются членами  самого большого в  мире  тайного  общества. Может быть, ничего;  по правде говоря, он не так много знал об АА. Но он знал две вещи: что еще одно А означало  анонимные  и что  здесь были  люди, которые могли  задушить  его надежды, связанные с расцветом бизнеса, если бы они захотели.

Сэм решил уйти  поскорее и потише. Надо  отдать ему должное,  он принял это  решение не по личным мотивам. У людей, сидевших во  дворе дома на Улице Углов,  была  серьезная  проблема.  Он понял  это случайно; у  него не  было намерения оставаться и подслушивать нарочно.

Когда  он проходил по залу к выходу,  он увидел пачку листочков бумаги, лежащих на  телефоне-автомате. Тут же на веревочке,  прикрепленной кнопкой к стене,  висел  огрызок карандаша.  Не раздумывая,  он взял  листок бумаги  и печатными буквами настрочил на ней:

 "Дейв,

Я заезжал сегодня утром, чтобы повидать  тебя, но  никого  не застал. Я хочу поговорить с тобой о женщине по имени Аделия Лортц. Мне кажется, что ты знаешь, кто она, а мне очень надо знать. Не мог бы ты  позвонить мне сегодня днем или  вечером, если  тебе  предоставится такая возможность? Мой  телефон 555-86-99.

Благодарю заранее.

 Он подписался внизу, сложил листок  пополам и сверху написал имя Дейва. Поначалу он подумал, не  отнести ли ее на кухню и не  положить на стойку, но передумал,  боясь,  как бы кто-нибудь  из  них,  и прежде всего  Нейоми,  не увидела,  что  он  застал  их  за  странным,  но,   возможно,   благотворным увлечением.  Поэтому он  поставил  записку на  телевизоре в  общей  комнате, повернув ее так, чтобы имя Дейва бросалось в глаза.

Он  хотел  было  положить  рядом  с  запиской  25-центовую  монету  для телефонного разговора, но не сделал этого. Дейв мог бы не понять его.

Потом он  вышел, довольный тем, что он  на  воле и  что  его  никто  не заметил.  Когда он  садился в  свою машину, он  увидел  наклейку  на бампере "датсуна" Нейоми.

УСТУПАЙ ДОРОГУ И УСТУПАЙ БОГУ, - было написано на ней.

"Лучше  Богу, чем  Аделии",  - пробормотал Сэм и подал машину назад, на мостовую.

   3

   К концу дня начала сказываться  неспокойная предыдущая ночь, и  на Сэма напала сильная  сонливость.  Он  включил  телевизор,  нашел бейсбол.  Играли Цинциннати-Бостон.  Пока  разыгрывали  восьмую  подачу, лег  на диван, чтобы посмотреть   игру,  и  почти  мгновенно  отключился.  Прежде  чем  он  успел погрузиться в настоящий сон, зазвонил телефон, и Сэм встал, чтобы  ответить, не вполне понимая, что с ним и где он находится.

- Алло?

- Незачем вам говорить об этой женщине, - безо всякого вступления начал Дейв Грязная Работа.  Его дрожащий голос  был на пределе. - Незачем вам даже думать о ней.

"Как долго вы, безбожный язычник, собираетесь швырять имя  этой женщины нам в лицо? Думаете, смешно? Думаете, умно?"

В одно мгновение сон улетучился.

- Дейв, что  связано с этой женщиной?  Реакция у людей такая, будто она дьявол, или они ничего не знают о ней. Кто  она?  Какого  черта она сделала, что вы все стали как ненормальные?

В трубке  надолго замолчали. Сэм ждал, сердце его неистово колотилось в груди. Он подумал бы, что  их разъединили, если бы он не слышал прерывистого дыхания Дейва в трубке.

-  Мистер  Пиблз,  -  сказал  он  наконец,  -  уже  много  лет  вы  мне понастоящему  помогаете.