Понравились рассказы?
 
Пятая четвертушка Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Super Administrator   

     - Эй, красавчик.
     Я молчал. К чему облегчать ему жизнь?
     Голос раздался вновь, на этот раз от окна.
     - Я собираюсь убить тебя, красавчик. Я пришел, чтобы убить их, но  тебя
ждет та же участь.
     Вновь пауза, он выбирал новою позицию. На этот раз он заговорил, стоя у
окна над ванной. Мои внутренности чуть  не выплеснулись в горло. Если  бы он
включил фонарь.
     - Пятое колесо никому не нужно. Извини.
     Я гадал, где он объявится в следующий раз. Он решил вернуться к двери.
     - Моя четвертушка при мне. Не хочешь выйти и взять ее?
     В горле запершило, я едва подавил желание откашляться.
     - Выйди и  возьми  ее,  красавчик,  - в голосе звучала насмешка. - Весь
пирог будет твоим. Выйди и возьми.
     Но выходить  я не собирался,  и он, думаю, знал это не хуже моего.  Все
козыри были у меня. С тремя  четвертушками я мог найти деньги.  А Джеггер, с
одной=единственной, - нет.
     На этот раз тишина сильно затянулась. Прошло  полчаса, час, вечность. У
меня начало затекать  тело. Поднялся ветер, заглушая все остальные  звуки. Я
замерзал. Кончики пальцев просто окоченели.
     А потом,  в  половине первого, в темноте что=то зашуршало.  Я  перестал
дышать. Каким=то образом Джеггер проник в дом. Находился посреди комнаты...
     Потом  до  меня  дошло.  Rigor mortis*,  ускоренное холодом,  заставило
Сержанта последний раз шевельнуться. Ничего больше. Я чуть расслабился.
     ----------------------------------
     * Трупное окоченение
     Вот тут входная дверь распахнулась и Джеггер ворвался в дом, его силуэт
четко обрисовался на фоне белого  снега. Конечно же,  я  вогнул пулю  ему  в
голову. Но даже короткой  вспышки выстрела  мне хватило, чтобы заметить, что
стрелял я в чучело, одетое в рваные штаны и рубашку. Мешок, набитый соломой,
который заменял чучелу голову, слетел на пол, а Джеггер открыл огонь.
     Стрелял  он  из  автоматического  пистолета,  и  ванна  аж загудела под
ударами пуль. Эмаль отскакивала от стенок, царапая мне лицо.
     Он  стремительно приближался, не  прекращая стрелять,  не позволяя  мне
поднять головы.
     Спас меня Сержант. Джеггер споткнулся о его мертвую ногу, и пули вместо
меня полетели в  пол. Вот тут  я поднялся на колени. Вообразил себя Роджером
Клеменсом.   И  хватил   его   по  голове  большим,  сорок  пятого  калибра,
револьвером, который достался мне от Барни.
     Удар не вывел  Джеггера из игры. Я перевалился через край  ванны, чтобы
броском в ноги  уложить  его  на  пол, когда раздались  еще два  выстрела. К
счастью,  точно  прицелиться  он не  смог. Одна пуля задела мне левую  руку,
вторая - шею.
     Джеггер, покачиваясь,  отступал назад,  пытаясь  прийти  в себя, подняв
руку к уху, которое едва не оторвал удар револьвера. Вновь наткнулся на ногу
Сержанта и повалился  на спину. Но  успел  поднять пистолет и выстрелить. На
этот раз пуля пробила потолок. Другого шанса я ему не дал. Ударом ноги вышиб
пистолет из  руки, услышал, как хрустнули  ломающиеся кости.  Изо всей  силы
ударил  в  пах,  а  потом  в  висок.  Наверное, этого удара  хватило,  чтобы
отправить его  на тот свет, но я  вновь  и вновь пинал  его,  пока  тело  не
превратилось в желе, а лицо - в кровавое месиво. В таком виде его  не узнала
бы и родная  мать. Я прекратил избиение, лишь когда не осталось сил оторвать
ногу от пола.
     Внезапно до меня  дошло,  что я кричу не своим голосом, а услышать меня
могут только мертвецы.
     Вытер рот и наклонился над телом Джеггера.
     Как выяснилось, насчет последней  четвертушки он солгал.  Впрочем, меня
это не удивило. Совершенно не удивило.
     Свою колымагу я нашел там, где и оставил ее, неподалеку от дома Кинана,
на нее уже навалило снега. В город я вернулся в  "фольксвагене" Сержанта, но
последнюю  милю прошел пешком. Оставалось только надеяться, что обогреватель
работал,  потому что я весь продрог. Рана на шее уже  не кровоточила,  а вот
рука сильно болела.
     Двигатель завелся, пусть и не с пол=оборота. Обогреватель работал, один
оставшийся "дворник"  очищал мою  половину ветрового стекла. Джеггер  солгал
насчет  своей  четвертушки,  ее  не  было  и  в  "хонде   сивик",  возможно,
украденной, на которой он приехал. Но его адрес лежал у меня в  бумажнике, и
я  полагал,  что смогу  найти  эту  четвертушку,  если  она мне понадобится.
Впрочем, я склонялся к мысли, что  вполне смогу без нее  обойтись, поскольку
крест значился на четвертушке Сержанта.
     Я осторожно тронул машину с места.  Я знал, что  осторожность еще долго
будет  основой моей  жизни. В  одном Сержант не  ошибся: Барни, конечно, был
идиотом. Но он был и моим другом, и я за него рассчитался полностью.
     А ради таких денег можно и поосторожничать.

 

Еще кое-что интересное: 

Кроссовки

Домашние роды

Детки в клетке 

 



 
< Пред.   След. >

Copyright @ Stephen King, 1975-2004. Copyright @ Издательство АСТ, издательство КЭДМЭН, переводчики В.Вебер, elPoison и другие. Все права принадлежат правообладателям.